volkvo1v wrote in novouralsk_2014

Categories:

Невьянская волость. Часть 3.

Вместо предисловия.

В моем детстве Невьянск был самым ближним городом жителей села Тарасково. Тогда село наше вместе с близлежащими деревнями административно входило в Невьянский район. Географически ближний зазаборный закрытый город Новоуральск, носивший кодовое название «Свердловск 44», был недоступен для большинства селян.

В Невьянск мы ездили на электричке. Каждый год в августе - покупать учебники для учебы. Городом его было трудно назвать, он больше походил на серый и мрачный рабочий поселок. Даже знаменитая Невьянская башня не украшала городской пейзаж. Из развлечений в то время в Невьянске для нас были: тир на берегу Нейвы у моста и пельменная возле базара. Музей в Невьянской башне как то не запомнился, - только коричневый скелет древней женщины под стеклом в его экспозиции.

В школе нам не то что бы мало, а совсем не рассказывали про историю местных селений и поселков. Учителем истории и географии у нас был ветеран войны, бывший летчик, Георгий Иванович. Он был очень грузным, с крупными чертами лица. С наглядными пособиями особо не заморачивался и на оба предмета носил одну и ту же политическую карту мира. 

Ему иногда, шутки ради, вешали карту верх ногами. На это он, совсем не шутя, злился и один раз сломал большую деревянную указку об голову второгодника Игоря Калинина.

Однажды, когда мы по географии изучали проливы, Георгий Иванович принес кроме карты репродукцию картины, на которой были изображены участники экспедиции Магеллана, измеряющие глубину в проливе, получившем впоследствии его имя – Магелланов пролив.

- А Магелланов пролив – уверенно сказал ветеран;- вот здесь,- и ткнул своей длинной указкой, не вставая со стула, в пролив разделяющий Чукотку и Аляску.

- Так это же Берингов пролив! – с места не удержался я. На что бывший летчик среагировал быстро и решительно, дав этим понять, что дебаты больше не нужны:

- И Магелланов тоже!

…Другой забавный случай был на истории. Георгий Иванович любил проводить письменные зачеты по заданным параграфам (темам), при этом оценивал работы не читая, согласно среднестатистической оценки по предыдущим занятиям и в соответствии со своим настроением. Почему он работы не читал мы узнали после одного случая, когда Сашка Воробьев из 7 класса (я тогда учился в 6-м) написал в работе про всякую фигню (про каких то обезьян и т. д., короче, что в голову придет, но только не по теме) и получил за это положительную оценку. А его одноклассница Танька Снопкова (кстати, они потом поженились) прилежная ученица, приготовилась к работе и написала по теме, но получила только «три». Был небольшой скандал, но все как-то замялось, а письменные работы по истории прекратились.

Вот так мы учили географию и историю в школе. Про Невьянский дореволюционный завод нам не говорили. Вот сейчас приходится наверстывать упущенное.

Невьянская волость. Часть 3.

Невьянский чугуноплавильный и железоделательный (с 1920-х годов - чугунолитейный и механический) завод, старейший металлургический завод Урала, один из первенцев уральской доменной металлургии, «дедушка уральских заводов», положивший начало в регионе грандиозному демидовскому промышленному комплексу в XVIII - начале XX веков. В настоящее время - крупное предприятие военно-промышленного комплекса.

3авод с самого начала создавался как военное предприятие, призванное снабжать российскую армию и военно-морской флот предметами вооружения. Указами Петра I от 10 мая и 15 июня 1697 года производство поручено верхотурскому воеводе на реке Тагиле и реке Нейве, где «сыскана железная руда», «построить и завесть большой железный завод», чтобы «лить пушки и гранаты и всякое ружье», а также изготавливать железо - связное, прутовое, дощатое, цренное и кровельное. Однако в связи с неясностью в то время военно-политической обстановки в Западной и Северной Европе, было «велено» до нового указа и присылки мастеров к постройке не приступать. Указ последовал 23 апреля 1699 года, первые 40 мастеров и подмастерьев из Москвы прибыли 14 марта 1700 года. Строительство началось весной 1700 года, работали крестьяне 15 слобод в количестве 1500 человек, из них 312 конных. Стройкой руководил верхотурский «служилый человек» М.Бибиков, в 1701 году его сменил московский, «мастер плотинного и доменного строения» С.Викулин.

К концу 1701 года построены: плотина длиной в 101,3 саженей (216,2  метра), шириной в 15 саженей (32 метра) и высотой в 3 сажени (6,4 метра), доменная печь высот в 13,5 аршин (9,6 метра), кричная фабрика с двумя горнами при одном молоте, кузница, амбары, дома и избы для мастеровых и служащих. 15 декабря 1701 года получен первый чугун, 8 января 1702 года выковано первое железо. Строились вторая домна и вторая кричная фабрика, «вертельня» для сверления орудий. Однако среди строителей выявилось «нерадение», происходили «крамолы, свары и ссоры многие», завод постигли «остановка и поруха», качество построек было неудовлетворительное.

4 марта 1702 года недостроенный завод указом Петра I передан «со всем строением и припасами» в частную собственность тульскому заводчику, известному специалисту в области металлургии и оружейного дела Никите Антуфьеву-Демидову с условием, чтобы он работал «про его великого государя артиллерию и всего войска потребы», поставлял воинские припасы по более низким ценам, чем другие заводчики, а также уплатил в рассрочку стоимость возведенных построек. Демидову было «делать велено пушки, мортиры, фузеи, сабли, тесаки, палаши, копья, латы, шишаки, проволоку, сталь и иные снасти». Помимо желания быстрее увеличить производство военной продукции, решение о передаче завода было вызвано стремлением Петра I привлечь энергичного Никиту Демидова к перспективному развитию металлургического производства на богатом природными ресурсами Урале, соответствовало промышленной политике Петра I, направленной на поощрение частного промышленного предпринимательства.

Выявились недостатки в строительство завода: первая домна оказалась неисправной, в 1703 году размыло плотину. Демидову пришлось не только достраивать, но и перестраивать заводские сооружения, чем занялись привезенные из Тулы мастеровые, возглавляемые тульским мастером С.Трегубовым. 

В 1716 году доменную печь перестроил мастер Ф.Казанцев, в 1717 году пущена вторая домна. Рабочие кадры завода формировались за счет переведенных с тульских заводов мастеров, купленных Демидовыми в центральных губерниях крепостных крестьян, нелегального приема беглых, пришлых, сходцев, беспаспортных, раскольников, позднее зачисленных ревизиями в подушный оклад. По ходатайству Н.Демидова, указом от 9 января 1703 года для выполнения вспомогательных работ по заготовке руды, дров, древесного угля и других припасов к заводу приписаны государственные крестьяне Аятской и Краснопольской слобод и монастырские крестьяне села Покровского в числе 917 душ мужского пола.

Завод был окружен четырехугольной бревенчатой крепостью с 7 башнями и 3 воротами. Внутри нее, кроме производственных зданий, находились: господский двор с каменными палатами, заводская контора, кладовые, людские, церковь и построенная в 1725 - 1732 годах каменная колокольня высотой в 27 саженей (57,6 метра) с установленными на ней английскими часами-курантами стоимостью в 5 тысяч рублей (все производственные здания и сооружения завода тогда оценивались в 30,2 тысяч рублей), наклонившаяся в сторону (по-видимому, вследствие какой-то ошибки строивших ее каменщиков) - знаменитая, сохранившаяся до наших дней Невьянская наклонная башня, окруженная до сих пор множеством тайн, преданий и легенд. За крепостью (острогом) располагались дома мастеровых и работных людей. Невьянский завод сразу же превратился в самый крупный металлургический завод России и сохранял это положение в течение всей первой четверти XVIII века. Уже в первые годы он выплавлял чугуна больше, чем все Тульско-Каширские заводы. Невьянские домны в 1730-х годах давали в сутки от 220 до 280 пудов чугуна, первая домна могла выплавлять до 400 пудов, они были крупнее, производительнее и экономичнее самых больших английских и лучших шведских домен того времени. В середине XVIII века старанием приказчиков Ф. и Г. Махотиных построена доменная печь высот в 19 аршин (13,5 м) - «царь-домна», тогда самая большая в мире, имевшая две фурмы для дутья, а не одну, как принято было в то время. Поскольку производственные мощности завода не могли справляться с переработкой всего выплавленного чугуна, уже вскоре после основания Невьянского завода вблизи него, в 5 и 7 верстах, построены вспомогательные передельные заводы - Шуралинский (1716 год) и Быньговский (1718 год). 

С 1716 года завод стал экспортировать железо в Западную Европу. В 1717 году он выплавил 204,5 тысяч пудов чугуна и изготовил 100,2 тысяч пудов кованого железа.

На заводе раньше, чем в Западной Европе, были установлены прокатные станы простейшей конструкции - «плющильные машины». Велась очистка черновой меди, доставлявшейся с Колывано-Воскресенского завода. В 30-40-х годы XVIII века, кроме предметов вооружения, полосового железа, медных досок, завод изготавливал якоря, косы, молоты, наковальни, отливал колокола весом до 200 пудов и посуду. В 1784 году завод имел 4 доменных печи; для расковки железа использовались 6 горнов и 3 молота; выделка дощатого железа и медных досок велась под 6 молотами и в 5 горнах; изготовление «уклада» (сыродутной стали) - в 6 горнах и под 2 колотушечными молотами; в якорной фабрике было 4 горна и 3 молота, действовали медеплавильные печи. В заводе насчитывалось 15 фабрик (цехов), не считая ручных кузниц, 25 горнов и 16 вододействующих молотов. 

В середине XVIII века на заводе появились, тоже раньше, чем в Западной Европе, углевыжигательные печи, в которые вмещалось сразу по 45 кубических саженей куренных дров с выходом до 220-230 коробов древесного угля. По данным второй ревизии (1747 год), при заводе числилось крепостных мастеровых и работных людей: купленных заводовладельцами - 1042 человека, положенных в оклад по первой ревизии - 2018 человек, «не помнящих родства» - 172 человека, оставленных по указу - 158 человек, а всего 3390 душ мужского пола.

Основную продукцию завода со дня его основания до 1779 года на протяжении почти всего XVIII века составляли артиллерийские орудия, снаряды, якоря, железо для военных ведомств. Уже в 1702 году завод получил заказ отлить 400 пушек, 10 мортир, 1000 фузей и по 1000 ядер к каждой пушке. Было изготовлено артиллерийских орудий: в 1703 году - 54 штуки, в 1704 году - 34 штуки, в 1705 году - 19 штук, в 1706 году - 7 штук, а всего за первые пять лет существования завода - 114 штук. Царским указом от 19 января 1705 года предписано выплавку пушек на уральских заводах прекратить, но они были обязаны продолжать производство артиллерийских снарядов и железа для военных нужд. С 1702 года по 1718 год изготовлено на заводе артиллерийских снарядов (бомб, гранат, ядер, картечи) 908,7 тысяч штук. Готовая продукция отвозилась к чусовским пристаням, а весной по реке Чусовой, Каме и Волге сплавлялась в центральные районы страны и в Санкт-Петербург. Только караваном в 1706 году отправлено 26 пушек, 4 мортиры, 3350 ядер, 7400 бомб, 27400 ручных гранат, 18925 пуд полосового железа.

Указом от 5 июля 1718 года Демидову предписано «по-всягодно» поставлять Адмиралтейству по 47,7 тысяч пудов железа, то есть почти всю годовую выковку готового железа в 30-40-е годы XVIII века, причем запрещалось принимать его от других заводов «за негодностью» - из-за более низкого качества. Эпизодически, по особым правительственным заказам, продолжалась отливка артиллерийских орудий и других военных припасов. Было поставлено Адмиралтейству: в 1721 году - 22 пушки, в 1727 году - 137 пушек, в 1728 году - 15 пушек, по заказу в 1742 году - 413 пушек и ядра к ним, в 1739 - 1747 годах - 1744 штук якорей. (Обязательные поставки с частных заводов отменены Манифестом 21 мая 1779 года). О росте поставок продукции завода казне и на рынок свидетельствует число судов, отправленных заводом в весенних караванах: в 1706 году - 7, в 1723 году - 13, в 1733 году - 37, в 1745 году - 62. 

При Никите и Акинфии Никитиче Демидовых Невьянский завод, являвшийся их резиденцией, центром горнозаводской вотчины, пережил период наивысшего расцвета.

После смерти Акинфия Демидова в 1745 году его владения были разделены между тремя его сыновьями, причем Невьянская часть досталась старшему сыну Прокофию, мало интересовавшемуся заводскими делами, который в 1769 году продал все свои заводы, в том числе и Невьянский, Савве Яковлевичу Яковлеву (Собакину), в руках потомков которого завод находился до начала XX века.

Ко времени перехода завода в руки С.С. Яковлева, согласно описанию «Книги мемориальной», составленной Г.Махотиным в 1767-1770 годах, окружавшая завод деревянная крепость еще сохранялась, хотя была уже «местами ветхая». Построенная «в давних годех» плотина имела длин в 102 сажени (217,6 метра), ширин по верху - 18 сажени (38,4  метра), высоту - 4 сажени 1 аршин (9,2 метра), в ней были вешнячный и два ларевых прореза. В доменной фабрике находились две домны: одна - знаменитая «царь-домна» высотой в 19 аршин (13,5 метра), вторая - высотой в 13 аршин (9,2  метра) и два рудо-бойных молота. В молотовой «большекричной» фабрике длиной 40 саженей (85,3 метра) и шириной 6 саженей (12,8 метра) помещались 2 горна с 2 молотами; в обширном корпусе длиной в 58 саженей (123,7 метра) и 8 шириной (17,1 метра) располагались три молотовые фабрики с 12 кричными горнами и 10 молотами. Дощатая фабрика имела 4 горна и 4 молота. Кроме того, были плющильная, резная, укладная фабрики, молотобойная фабрика для изготовления молотов, под одной крышей - 7 кузниц с 45 горнами, слесарная, столярная и меховая (изготовлявшая меха для вдувания воздуха в печи) фабрики, канатнопрядильный амбар, пильная и мукомольная мельницы и другие. Медеплавильное производство и изготовление колоколов и медной посуды к тому времени были прекращены. В общем счете техническое оборудование завода состояло из 2 домен, 96 горнов и печей, 22 молотов и 10 станов. По сути, это был комбинат, который помимо основного металлургического производства, имел множество вспомогательных, изготовлял молоты, меха, инструменты, канаты, выделывал кирпич и тому подобное. Посетивший завод в 1771 году академик П.С.Палас считал, что «между всеми Сибирскими железными заводами Невьянский важнее и превосходнее протчих...».

Новые владельцы расширили производство, стали обновлять техническое оборудование. В 1790 году на заводе, первом на Урале, при доменных печах устаревшие деревянные клинчатые меха заменены более мощными чугунными цилиндрическими поршневыми воздуходувками. Выплавка чугуна увеличилась в 1770 году до 174 тысячи пудов, в 1779 году - 193,5 тысяч пудов, в 1790 году - 379,7 тысяч пудов, в 1800 году - 357,3 тысяч пудов. Выковано железа: в 1779 год - 122 тысяч пудов, в 1800 году - 138,2 тысяч пудов. Эпизодически завод привлекался к выпуску артиллерийских снарядов. 

Так, в 1789 году отлито снарядов весом в 7322 пудов. По Генеральному описанию 1797 года, на заводе имелись 2 доменные печи, 10 кричных горнов, 1 нагревательный, 2 якорных горна, 10 молотов, 3 стана, при заводе состояло владельческих крепостных мастеровых и работных людей 3600, приписных крестьян - 110 человек.

На рубеже XVIII-XIX веков завод еще создавал впечатление основательно построенного и добротно оснащенного благополучного предприятия. По описанию берг-инспектора П.Е.Томилова, осматривавшего его в 1807 году, все заводские корпуса и производственные помещения были каменными, что тогда на уральских заводах было большой редкостью. В каменном здании доменной фабрики находились 2 доменные печи, действовавшие попеременно, строилась новая доменная фабрика с одной доменной печью. При домнах были устроены 6 чугунных цилиндрических мехов, действовавших от 2 водяных колес. Домны давали в сутки от 720 до 940 пудов чугуна, выход чугуна из руды составлял от 65 до 68 %. В двух каменных кричных фабриках помещались 25 горнов и 25 молотов, при них действовали 24 цилиндрических чугунных мехов и 28 деревянных клинчатых, приводимых в движение 25 боевыми и 13 меховыми водяными колесами, там же находился плющильный стан, на котором прокатывалось до 10 тысяч пудов железа. Работал колотушечный молот для правки железа при 1 водяном колесе. В отдельной печи получали «томленную» (цементированную) сталь, в год ее выделывали от 100 до 150 пудов. (Сталь тогда производили только на нескольких передовых крупных заводах). При доменной фабрике существовала литейная (фурмовая). Имелись слесарная и меховая фабрики, механическая с токарным станком, 8 каменных кузниц с 36 ручными горнами, лесопильная и мучная мельницы, два кирпичных сарая, угольный сарай, вмещавший 7 тысяч коробов древесного угля и другое. Руду завод получал из 5 местных рудников и с горы Высокой, все рудники разрабатывались открытым способом.

По своему производственному потенциалу (2 мощных доменных печи, 25 кричных горнов, 26 молотов, 41 водяное колесо, плющильный стан) завод оставался одним из самых крупных и мощных уральских заводов. При нем находилось владельческих крепостных 3433 души мужского пола и приписных государственных крестьян 321 душа мужского пола. Тревожным симптомом являлось то, что все близлежащие леса были вырублены, уголь и дрова доставляли из дальних куреней, находившихся на расстоянии от 40 до 70 верст от завода. Завод принял активное участие в исполнении военных заказов, возложенных указом Сената в сентябре 1810 года. В 1812 году, при задании отлить 14,5 тысяч пудов артиллерийских снарядов, завод сдал их 15 тысяч пудов.

В первой половине XIX века производительность завода стала падать, его чугуноплавильное и железоделательное производства сократились, производственные мощности завода оставались неиспользованными. Главной причиной было истощение лесной дачи, эксплуатировавшейся хищнически в течение более 100 лет. Все попытки заводовладельцев расширить лесную дачу окончились неудачей, Горный департамент рекомендовал Яковлевым «ограничить свои действия... до пришествия лесов в надлежащий возраст». В 30-50-е годы XIX века завод выплавлял в год от 150 до 250 тысяч пудов чугуна и выковывал 30-40 тысяч пудов железа, производительность по сравнению с концом XVIII века значительно снизилась: в 1800 году он выплавил 357,3 тысяч пудов чугуна, в 1859 году - 247,2 тысяч пудов. Завод почти не затронула техническая революция XIX века. Имея две большие домны: высотой в 19 аршин (13,5 метра) и 18 аршин (12,8 метра) с суточной выплавкой до 1200 пудов, он не перевооружил свое энергетическое хозяйство, имевшиеся устарелые маломощные водяные колеса не могли обеспечить доменные печи необходимым дутьем, что мешало поднять их производительность, из четырех домен действовали только две. Сохранялось устаревшее кричное производство. Накануне падения крепостного права, в 1859 году, завод имел 2 доменные печи, 24 кричных горна, 16 водяных колес общей мощностью в 275 лошадиных сил. Употреблялось в работы 3030 крепостных мастеровых и непременных работников.

Отмена крепостного права в 1861 году и переход к вольнонаемному труду сопровождались падением производства и резким сокращением числа рабочих. Оставшееся без работы население занялось кустарными промыслами (сундучным, подносным, кожевенным, портняжным, слесарным, изготовлением посуды и тому). Дореформенный уровень выплавки чугуна и выделки железа достигнут только в 1870-е годы. 

В 70-80-е году осуществлены некоторые технические усовершенствования: установлен кричный паровой молот (1877 год), построены рудообжигательные печи, в 1881 году новая доменная печь переведена на горячее дутье, установлен аппарат, для нагревания дутья с вертикальными трубами системы Кольдера. В 1878 году возле завода прошла Горнозаводская железная дорога. Однако чугуноплавильное производство неуклонно падало: выплавлено чугуна в 1880 году - 308,7 тысяч пудов, в 1885 году - 250,8 тысяч пудов, в 1890 году - 132,3 тысяч пудов. С сокращением металлургического производства наращивалась мощность механической фабрики, которая была оснащена болторезными, зуборезными, радиально-сверлильными и другими металлорежущими станками. Д.Н. Мамин-Сибиряк, характеризуя Невьянский завод середины 80-х годов XIX века, сделал вывод: «Старинное заводское гнездо едва дышит...»

С началом промышленного подъема 90-х годов XIX века на заводе стала осуществляться реконструкция. В 1891 году проложена конножелезная дорога от угольных сараев к домнам. В 1894 году модернизирована и переведена на горячее дутье старая домна, при доменных печах установлены паровая воздуходувная машина мощностью в 100 лошадиных сил, новые воздухонагревательные приборы и рудообжигательные печи. Существовавшие на заводе 18 маломощных водяных колес общей мощностью в 167 лошадиных сил (в среднем на одно колесо - 9,3 лошадиных сил) были остановлены и демонтированы. Вместо них стали действовать 2 водяные турбины мощностью в 40 лошадиных сил и 4 паровые машины мощностью в 270 лошадиных сил. Железоделательное производство было полностью прекращено, выплавка чугуна резко увеличена и составила в 1895 году 634,8 тысяч пудов, в 1900 году - 643,4 тысяч пудов.

Ввиду неперспективности развития металлургического производства из-за почти полного истощения лесов в заводской даче началось перепрофилирование завода на выпуск принадлежностей для железной дороги и драг для золотодобывающей промышленности Урала и Сибири. 

В 1894 году вместо сломанного кричного корпуса выстроен новый каменный корпус, в котором размещены машины для изготовления различных металлических принадлежностей для железной дороги. Одновременно развернулось строительство сборочного корпуса для механической фабрики. 

В мае 1902 года выпущена первая изготовленная на Урале золотодобывающая драга, в дальнейшем их производство стало нарастать (в 1903 году выпущено 3 драги). В 1902 году началось литье чугунных водопроводных труб для железной дороги. Экономический кризис 1900-1903 годов и последующая промышленная депрессия тяжело отразились на финансовом положении завода. Ввиду посессионных ограничений и незавершенности землеустройства горнозаводского населения и проживавших в заводской даче государственных крестьян, заводовладельцы были лишены возможности брать кредиты в ипотечных банках под залог своих земель и заводов. Чтобы найти выход из кризиса, они форсировали реконструкцию завода. В 1903-1904 годах завершено оборудование труболитейной фабрики для производства 400 тысяч пудов труб в год (70 штук труб в день) по способу Кудлича: поставлены 2 вагранки, 4 крана, из них 2 электрических, 8 гидравлических прессов, турбина «Виктор» в 50 лошадиных сил для электрического освещения и тому подобное. Однако заказов на производство труб поступало мало.

С 1902 года завод стал убыточным, и с каждым годом убытки нарастали. Пытаясь выйти из финансовых затруднений, заводовладельцы 19 ноября 1904 года учредили Акционерное общество Невьянских горных и механических заводов наследников П.С.Яковлева (с 28 мая 1913 года - Невьянское горнопромышленное общество) с основным капиталом в 1,5 миллиона рублей. Однако уже через несколько лет задолженность общества достигла 4,5 миллиона рублей. Ввиду убыточности в октября 1904 года домны погашены, на заводе продолжалось только изготовление водопроводных труб и велась постройка драг.

Чугуноплавильное производство было возобновлено только с начала нового промышленного подъема накануне Первой мировой войны и установлением высоких цен на чугун. В декабре 1911 года пущена первая домна, в мае 1912 года - вторая. В 1912 году завод выплавил 683,4 тысяч пудов чугуна, в 1913 году - 997,1 тысяч пудов. Для поддержания производства акционерное общество вынуждено было брать один за другим займы у коммерческих банков и продавать свои акции. Уже в 1913 году весь Невьянский округ оказался в фактической собственности Сибирского банка (в 1917 году в его руках находилось 63,5 % акций Невьянского горнопромышленного общества).

В годы Первой мировой войны завод перешел на производство военной продукции. Из-за мобилизации квалифицированных рабочих в армию, недостатка вспомогательных рабочих, возникших затруднений с заготовкой руды и топлива выплавка чугуна стала сокращаться: в 1914 году она составила 716,4 тысяч пудов, в 1915 году - 529,1 тысяч пудов, в 1916 году - 280,5 тысяч пудов. В 1915 году завод заключил договоры с Главным артиллерийским управлением на поставку 1,5 миллиона взрывателей и 500 тысяч трехдюймовых снарядов. Началось строительство артиллерийского завода, под которое получен аванс в 6,18 миллиона рублей, за границей заказаны 1103 станка. Годовая производительность должна была составить 180 тысяч трехдюймовых фугасных снарядов и 600-720 тысяч взрывателей. Однако строительство артиллерийского завода из-за трудностей военного времени шло медленно, производство снарядов началось только с января 1917 году, руководил им петроградский инженер А.Л. Фест. 

В 1916 году построена новая электростанция с двигателем в 1000 киловатт. 

На 1 января 1917 года на заводе работало 7 703 человек.

После Февральской революции, в марте 1917 года в Невьянске создан Совет рабочих и солдатских депутатов, в котором преобладали большевики. 27 октября 1917 года, сразу же после получения известий об Октябрьской революции в Петрограде, Совет взял власть в свои руки. 29 декабря 1917 года завод национализирован, управлять им стал Деловой совет (Коллегиальное окружное управление), состоявший из 8 рабочих и 7 служащих. Из-за нехватки руды и топлива, отсутствия финансирования, саботажа правления акционерные общества, продовольственных трудностей производительность завода стала падать. С началом гражданской войны завод послал на фронт несколько красногвардейских отрядов из рабочих-добровольцев. 

12 июня 1918 года в заводском поселке солдатами авторемонтных мастерских, возглавляемыми эсерами, поднято восстание, охватившее и соседние заводские поселки но, не поддержанное основной массой рабочих, оно через пять дней было подавлено прибывшими из Перми, Екатеринбурга и с ряда уральских заводов отрядами красногвардейцев. С развертыванием на Среднем Урале военных действий завод летом 1918 года остановлен. В 1917 году он выплавил 493 тысячи пудов чугуна, в 1918 году - 115 тысяч пудов чугуна.

Производительность Невьянского завода в 1701-1918 годах, тысяч пудов.

После окончания гражданской войны чугуноплавильное производство не возобновлялось, доменные печи стояли полуразрушенными, не было возможности организовать заготовку древесного угля, руды. На заводе было пущено чугунолитейное производство, организован выпуск водопроводных, газопроводных, паропроводных труб, налажено изготовление болтов, гаек, заклепок, костылей, машинных частей. С 1923 года возобновилось производство артиллерийских боеприпасов. В 1920-х годах завод являлся ремонтной базой для медеплавильных предприятий треста «Уралцветмет», стал выпускать пневматические перфораторы, центробежные насосы.

В 1927-1928 году завод произвел: труб водопроводных - 7477 тонн, чугунных отливок - 210 тонн, фасонных частей - 137 тонн, рельсовых скреплений - 267 тонн, котельных изделий - 252 тонны, механических изделий - 345 тонн, а всего металлоизделий - 8685 тонн. На заводе было занято 910 рабочих, 108 младшего обслуживающего персонала, 143 служащих, всего - 1161 человек.

В годы первых пятилеток завод превратился в крупный механический завод с машиностроительным профилем. В 1930-е годы он выпускал буровое оборудование, бурозаправочные и резьбофрезерные станки, перфораторы, скрубберы; в массовом масштабе изготовлял артиллерийские снаряды - шрапнельные, осколочные и зажигательные, в 1934-1939 годах их было изготовлено 10 миллионов штук.

С началом Великой Отечественной войны 1941-1945 годов Невьянский механический завод (завод № 68 Наркомата боеприпасов) был полностью переключен на выпуск военной продукции, главным образом - на производство артиллерийских снарядов средних калибров. Завод освоил выпуск трассирующих и бронебойных снарядов, изготовлял корпуса: 76-милиметровых дистанционных гранат, 76-милиметровых зажигательных снарядов и стаканов к ним, 85-милиметровых зенитных снарядов, 82-милиметровых ракетно-осколочных снарядов для реактивной артиллерии. Производство было переведено на поточный метод, внедрены новые технологии, позволившие резко увеличить выпуск боеприпасов. Так, обжим корпусов снарядов на механических кривошипных и эксцентриковых прессах, вместо гидравлических, дал возможность на отжиме 76-милиметровых корпусов выдавать по 1000 штук снарядов в час, тогда как на тихоходных гидропрессах их снимали в час 120-150 штук. Большая часть станочных операций была переведена на обработку твердосплавным режущим инструментом.

Каждый день завод выпускал по 30 вагонов продукции, в месяц - по 1 миллиону снарядов. Большую роль в организации производства боеприпасов сыграл директор завода С.А. Бунин, талантливый инженер, возглавлявший завод в 1939-1945 годы.

В годы войны завод 18 раз по Наркомату боеприпасов занимал призовые места. За образцовое выполнение заданий правительства по производству боеприпасов завод 20 января 1942 года награжден орденом Трудового Красного Знамени, 16 сентября 1945 года - орденом Ленина.

В послевоенный период, продолжая выпуск оборонной продукции, завод стал изготовлять турбонасосы, гидравлические прессы, токарно-резьбонарезные станки с ЧПУ, моторы к стиральным машинам «Урал» и тому подобное. Большой вклад в развитие завода внесли его директор Г.Д. Тырышкин (1945-1955 годы), П.И. Зырянов (1955-1962 годы), В.В. Хохонов (1970-1993 годы). С 1993 года заводом руководит Н.Д. Шмурыгин. Основной продукцией завода стало производство авиационных бомб. Завод освоил серийный выпуск турбомеханизмов, изготовлял турбонасосы для военно-морского флота высокого класса точности, турбонасосные агрегаты к космическим ракетам, 5-винтовые насосы для атомных подводных лодок, освоил производство жидкостной ракеты для поражения низколетящих целей, ракеты «воздух-земля» и тому подобное. Практически завод являлся экспериментальным предприятием, которому поручались освоение новейших технологий, разработка и выпуск новейших образцов оборонной техники, сложнейших агрегатов и систем оборонного значения.

В 1980-е годы было развернуто производство товаров народного потребления: плосковязальных автоматов «Соболь», грубочесальных машин, пароэлектронагревателей, сушильных установок, отопительных котлов, сейфов, различных металлических емкостей и другого. На заводе было занято около 10 тысяч человек.

В 1990-е годы с изменением в стране социально-политического строя, переходом к рыночным отношениям и сокращением оборонных заказов, завод оказался в тяжелом экономическом и финансовом положении, объемы его производства резко сократились, он вынужден был передать городу всю свою социальную инфраструктуру. 

В конце 1999 года на заводе было занято немногим более 2 тысяч человек. Как и все другие предприятия ВПК, завод перестраивается на выпуск пользующейся рыночным спросом продукции, расширяет сортамент товаров народного потребления. Сейчас он выпускает плосковязальные автоматы по лицензии итальянской фирмы «Протти», универсальные газовые котлы, пароэлектрические обогреватели, муфты, различные товары народного потребления из пластмассы и тому подобное.

Литература:

Металлургические заводы Урала XVII-XX вв. Энциклопедия. УроРАН, Академкнига; Ект, 2001. ISBN: 5-93472-05-0

promo novouralsk_2014 april 8, 2019 14:16 7
Buy for 30 tokens
Вчера вернулись из Дидинского тоннеля. Там мы отмечали день рождения нашей Жени jennifer_hot Отмечать день рождения под землёй - это конечно затея людей не очень уравновешенных, если не сказать больше, но вряд ли кто ещё в нашем городе сможет похвастаться чем-то подобным. Сам же…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic