vovan4x4 wrote in novouralsk_2014

Categories:

Дистимия Кручины

Она стояла одна в большом пустом зале с колоннами. Её взгляд, казалось, остановился на какой-то иной точке времени, а лицо можно было описать одним словом — скорбь. Она стояла здесь, у своей любимой колонны, уже долгие месяцы и только ветер, свободно разгуливающий по пустому помещению, развлекался с её некогда пышными локонами и пытался выпрямить складки свадебного платья. Платье до сих пор выглядело ярким и свежим, как и в день свадьбы в далёком 1953 году. Оно выглядело чужим на фоне обвалившихся стен и полного запустения вокруг, пугая до икоты детей, которые иногда забирались поиграть в старое здание Дома культуры, стоявшее в центре когда-то процветавшего рабочего посёлка...

Её звали Культура и местные жители шёпотом рассказывали друг другу о привидении, испокон веков обитавшему в этой обители муз. 

Не многие уже помнили трагическую свадьбу в середине прошлого века, после которой и стали видеть в разных местах Дома культуры красивую девушку в свадебном платье. То ли печное отопление подвело, то ли жених не уследил, но невеста была единственной погибшей на страшном пожаре, охватившем актовый зал во время торжественного бракосочетания. Помещение выгорело полностью, и даже пепла несчастной не было найдено на пепелище. Любовь молодых была столь сильна, что жених весь следующий год после трагедии приходил в клуб, как называли его местные жители, и, стеная, бродил до полного умопомрачения. Там его и нашли одним из вечеров, с фотографией любимой в окоченелых руках. 

А в ближайшую новогоднюю ночь собравшиеся на праздник односельчане увидели в окне образ невесты, которая стояла и улыбалась всем проходящим. Имя её уже стёрлось из памяти людей, и её просто стали называть Культурой.

Так и прижилась Культура в старом ДК, никому не причиняя хлопот, не звеня цепями в подвале и не воя ночью на чердаке. Она даже помогала завсегдатаям — то текст актёрам подскажет, то в кружке ИЗО поможет мальчику нарисовать портрет мамы... 

И вот, в начале нового века, Дом культуры признали аварийным и закрыли для посещения. Полновластной хозяйкой опустевших стен стала Культура.

Она ходила по пустым залам, в отчаянии заламывая руки, и не понимала, куда делись все эти весёлые люди вокруг, благодаря которым её одиночество не было столь удручающим.

Здание без должного надзора быстро приходило в упадок, потолки осыпались, полы вспучивались и вот уже прекрасная люстра, ещё недавно переливавшаяся хрустальным блеском в её любимом холле валялась на полу...

Неделями Культура стояла у кусков обоев, пытаясь их удержать на месте, но время было неумолимо.

Она пыталась складывать кирпичи на фасаде обратно в кладку, но они продолжали разваливаться...

А потом пришли мародёры. Сначала боязливо, под покровом ночи, они принялись срезать металл и менять его на горячительные напитки.

Культура являлась им в образе воина, пытаясь оградить свою юдоль печали от окончательного апокалипсиса...

Всё было бесполезно, негодяи не воспринимали полупрозрачную плачущую девушку всерьёз, и продолжали убивать её дом.

Она пыталась поджечь ненаглядные руины, но огонь лишь впустую облизывал голые стены, не нанося никакого вреда...

Но потом Культура нашла способ изгнать непрошенных гостей из собственного дома. Она просто парила рядом и смотрела в глаза человеку. Никакого физического вреда это не причиняло, но было невыносимо. Как будто тянут жилы сквозь глаза, медленно и долго. Да и легкодоступный металл подошёл к концу, а ковырять стены ради проводки, когда в тебя вглядывается давно умершая невеста, не каждому под силу.

Культура отвоевала свой дом, но надолго ли? Она привычно села в актовом зале, который совсем недавно наполнял детский смех и принялась наблюдать за сценой...

«Народ и партия едины»... что значили эти слова, да и значили ли вообще когда-нибудь что-нибудь, Культура не ведала, да и не могла. Её взгляд прыгал по сцене, как будто она смотрела любимый спектакль или концерт.

Пустые ряды в её глазах наполнялись зрителями, и вот уже они все вместе рукоплещут детям на новогоднем утреннике. Прозрачная слеза застыла на щеке Культуры... Невидящий взгляд скользил по пустым пыльным доскам, но она видела былое праздничное чистое прошлое.

В тихой грусти она запрокинула голову и погрузилась в созерцание узора на потолке. Когда-то, она помнила, он повергал её в священный трепет, да и не только её, но и всех людей вокруг.

Картинка с годами бледнела и теряла своё предназначение... Вдруг одна из люстр по бокам от советского герба с грохотом упала между рядами сидений....

Культура медленно встала и отправилась в другую часть здания, в надежде там обрести греющие воспоминания о прошлом.

Медленно дефилируя по продуваемым холлам, Культура остановилась у парадного фойе, вспоминая, как мама привела её в детстве на утренник, и она рассказывала Деду Морозу стишок про то, что Ленин тоже был маленький с кудрявой головой, и тоже бегал в валенках по горке ледяной... 

С грустью она заглянула в отдел кружков, где дети учились петь, рисовать и танцевать.

Там до сих пор стояли непонятные вещи, хотя она помнила, что они что-то значили в прошлой жизни...

Ей удалось сохранить этот уголок от мародёров, но Культура знала, что они ещё придут.

Зайдя в библиотеку, она надолго замерла в дверях, пытаясь унять слёзы пустоты, которые всегда подступали откуда-то, когда она смотрела на брошенные книги... Ветер перелистывал страницы самого ценного, что есть у человека — знаний.

Культура принялась водить пальцем по строчкам полустертых обложек, тихо мечтая, чтоб люди одумались и поставили книги к себе на полки, впитывая знания предков не по наслышке...

Тихий шёпот старых писателей и поэтов наполнил здание старого Дома культуры эхом прошлых достижений и побед.

Культура плакала, клонившись над древними фолиантами и слёзы скорбными ручейками стекали в пыль вечности...

Культура вспоминала, как несколько лет назад в её цитадели печали появился странный мародёр, который не пилил батареи и не обдирал проводку со стен. Он принялся бережно собирать книги и, сдувая с них пыль, грузить в машину. 

 Но Культура по привычке напугала этого странного человека, и он больше не приезжал. Только сейчас, видя, как плесень и грибок доедают ценные знания, она пожалела, надеясь, что человек ещё вернётся.

Не вытирая дорожки слёз, она пошла бродить по старому Дому Культуры, её дому — тёзке, питаясь воспоминаниями и тенями прошлого.

С какой радостью она бы встретила людей, вдруг решивших снова наполнить умирающий ДК жизнью и весельем. А сейчас ей приходилось часами стоять с распростёртыми объятиями, в пустой надежде приглашая всех в гости.

И новый мир всё не спешил приходить, и всё вокруг приходило в запустение и погибало...

Культура не понимала, почему её и её Дом бросили, почему людям не нужно больше петь, танцевать и читать книги, почему в построенный рядом красный Магазин ходят толпы, а к ней в гости только играющие в прятки дети забегают...

Что такое могло случиться с миром, которому вдруг не стало дела до вечных ценностей, а всё переключилось на набивание живота дешёвым пойлом и мерзким хрючилом? Культура вспоминала бабушку, которая ещё при царизме, глядя на мещан, говаривала, что в гробу карманов нет...

Культура понимала, что её непревзойдённый Дом культуры погибает. А значит и она вместе с ним. Она печально озирала родные стены, гордясь, что они вместе дарили людям радости Культуры хоть и половину и так короткого века...

(с) Фото и текст vovan4x4 


promo novouralsk_2014 april 8, 2019 14:16 7
Buy for 30 tokens
Вчера вернулись из Дидинского тоннеля. Там мы отмечали день рождения нашей Жени jennifer_hot Отмечать день рождения под землёй - это конечно затея людей не очень уравновешенных, если не сказать больше, но вряд ли кто ещё в нашем городе сможет похвастаться чем-то подобным. Сам же…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic