September 17th, 2018

степашка

коротыши 18+

Написалось в минувший четверг, довольно удачно зашло на моей страничке, стеснялась поначалу, но потом забила. Применила новый метод: добавить в коротыш одно странное слово оказалось забавным занятием. Кошмарный сон филолога получился.

Коротыши со странными словами сложились очень ловко! 

1.

Осень наступает, плачут небеса,

Холод содрогает наши телеса,

Не играет больше старая гармонь,

В голове поселен грустный покемонь.

2.

А мои штанишки стали мне малы,

Жопа отрастилась больше головы,

Трескается шовчик и моя ширинь,

Денег нет на новые, зато есть на синь.

3.

Мужика бы, мужика, 

Мужика бы мне.

Лампочку пусть вкрутит,

А потом име.

4.

Пасмурно на улице,

Шибко зябко мне.

Я пойду съем курицу

Молча на окне.

5.

Прясла покосилися

Во моём дворе.

Чреслица помылися

В бане в сентябре.

Collapse )
promo novouralsk_2014 july 3, 2014 17:43 2
Buy for 20 tokens
картинка
  • guriny

Герои рабочего класса.



   Позавчера были в Первоуральске на фестивале, который назывался "Герои рабочего класса". Проходил фестиваль на территории Культурно-Инновационного центра, который больше известен под именем "Шайба". Фестиваль состоялся, так как за его организацией стоит Новотрубный завод и Группа ЧТПЗ в целом. Если что, о первом нашем посещении "Шайбы" читайте здесь и здесь.
    Откуда взялась идея фестиваля - это понятно. Постепенно в нашем обществе происходит осознание того, что работать таки нужно. Если раньше мы все думали, что русский народ может прожить, не беря в руки лопаты... Типа зачем же трудиться, достаточно лишь деньги иметь, а работают пусть за нас другие. То есть жить примерно также, как арабские "шейхи". И наконец-то мы поняли, что арабских шейхов из нас не вышло и придется хочешь-не хочешь трудиться самим.
    А если трудиться всё-таки придётся, то не могло не вспомниться недавнее советское время, где труд провозглашался делом чести, доблести и геройства. Поэтому советской символики на фестивале было много.

020

Collapse )
картинка
  • guriny

Человек, потерявший свой домик.



   Сегодня на работе приходит один наш ученик вместе с отцом и рассказывает.
-Вот мы тащим доски...
Нам частенько ученики наши приносят то фанеру, то доски, то ещё какое-нибудь дерево. Так случилось и сегодня. Тащат они доски, а за ними идёт какой-то мужик, судя по всему, в дупель пьяный, и что-то бормочет. И шёл этот мужик за ними до самых дверей нашего СЮТа.
-Может он по телефону говорил? Бывает же, что говорят по телефону через микрофончик.
-Это вряд ли. У него не было наушников.
      Мы поставили доски в уголок и забыли о странном мужике, который что-то там бормотал. И вдруг к нам в кабинет влетают вахтёрша и гардеробщица и говорят:
-Этот кадр сидит тут и воняет. А у нас же детское учреждение. Дети и родители пугаются.
   Каким-то образом он пришёл именно на наш этаж, к двери именно нашего кабинета, хоть и не видел, куда направляются люди с досками. Мы пошли посмотреть на мужичка. И видим - сидит такой мужчина неопределённого возраста на скамеечке среди маленьких детей и их родителей. Переодевает носки. А перегаром от него прёт...
-Он ещё в туалет переодеваться ходил, там всех распугал. Давно таких товарищей у нас не было.
    Мы его все вчетвером пытаемся вывести из СЮТа. Он вроде всё понимает, говорит членораздельно и осмысленно. Но несёт что-то явно не то. Он как-будто чувствует некую связь себя с нашим учреждением, как-будто он тут работает или даже живёт.
-А что доски никуда нести уже не нужно? - спрашивает он.
Я говорю, что  доски уже не нужны, а ему лучше спрятать в карман свои носки и идти домой спать.
     Мы благополучно проводили мужичка до дверей. Он походил немного на улице и вернулся.
-А где же я переодеваться буду?
На этот вопрос у нас ответа не нашлось. Потом он ещё раз подходил к двери и говорил, что оставил у нас сумку. Мы добросовестно посмотрели и на лавке, и под лавкой, и в туалете. Естественно никакой сумки не нашли. Потом мы пошли в кабинет, к детям, и что там дальше сталось с этим "добровольным помощником" - мы уже не знаем. Дай Бог, чтоб у него в голове щёлкнул какой-нибудь переключатель, и он вспомнил бы всё-таки, где он живёт.