jennifer_hot wrote in novouralsk_2014

Category:

речка-истеричка или поход 20+

Предатель-будильник, как всегда, звонит вовремя, и Киска выпадает из сна, с трудом что-то понимая.

Куда сегодня? На работу? На рыбалку? В поход?

Судя по потёмкам за окном, в поход. А рыбалкой Киска попросту не увлекалась. Пока.

Может быть, у меня болит голова? Или поднялась температура? Или хотя бы насморк? Нет, всё в норме. Значит, собираюсь. 

Рюкзак не подготовлен заранее, поэтому первым делом — сложить резиновые сапоги, ножик, еду, наполнить термос горячим чаем... а уже потом намывать лапки, личико и прочее красивое.

Как всегда по ранним утрам, без завтрака, но с любимой книжкой, которую Киска вот-вот дочитает. Долгий путь по электричкам способствовал увлекательному поеданию произведения Дэвида Боукера. Конечно, приходила уютная мысль: «Надо отменить всё и остаться дома... Но я уже сложила резиновые сапоги, мне что теперь, их вытаскивать обратно?!». Всегда найдётся то, что может победить кискину лень, поэтому «Алло, такси?».

Затем уже электричка убаюкивает размеренным стуком колёс, но Киска решительно, поправляя смыкающиеся веки, дочитывает главу, потому что не интересно потом читать продолжение непонятно с какой страницы. И как только глава дочитана, настигает новый сон.

«Екатеринбург-Пассажирский» — сказал механический голос, и Киска быстро соскочила. Поняла, что какую-то часть пути за её сном наблюдал мужчина-садовод. Или рыбак. Или охотник. Бородатый, в общем.

На вокзале было тихо и безлюдно. Киска сидела в зале ожидания совсем не как киска, а как мышка, и чтобы её никто не спросил, что она тут делает и почему вышла мочить лапки в чужие лотки, сделала умный вполне себе человеческий вид и задумчиво глядела в книжку. Время промчалось как скорый электропоезд «ласточка» и в диалоги с девочкой так никто и не вступил.

Когда Киска встретила в электричке, следующей в сторону Каменска Уральского, своих друзей-ураловедов, она обрадовалась, прочитала ещё пару глав «Что я думаю о женщинах», и снова, свернувшись клубочком, сладко уснула, зная что либо Игорь, либо Луара её непременно разбудят.

На станции «78-й километр», к которой путешественники добирались больше, чем полтора часа, Киска начала приходить в себя: солнце, весна, птицы поют! Так и хочется заключить кого-нибудь в свои пушистые объятья, но пока девочка сдерживалась. Наверное, умные книги помогают.

Вовремя надеты резиновые сапоги, поэтому намочить лапки в речке Камышенке не удалось никому. 

Ковыляя в резиновых сапогах по селу Покровскому, туристы то и дело натыкались на местных жителей. Те вроде как не возражали (пусть гости ходят по их земле!) и приветливо спрашивали: «Вы на Буркан?». Так Киска узнала, что порог Ревун, на который она держала путь, местные называют Буркан.

Главная достопримечательность села – Покровская церковь. Большая каменная церковь была построена в 1821 году на средства прихожан, и её освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы.
Главная достопримечательность села – Покровская церковь. Большая каменная церковь была построена в 1821 году на средства прихожан, и её освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

На выходе из села встречается пекарня, где затариваются свежей выпечкой приезжие и местные. Пришлось зайти — всё равно от фитоняшества взят небольшой отпуск.

Киска с удовольствием зажевала целый 300-граммовый осетинский пирог и тут же сверху навернула беляш, после чего облизнулась и воскликнула: «Вот это кайф!». Очень долгое время ей не хотелось есть, но зато воду и чай пила она как лошадь.

Небольшая группа с плетущейся сзади и увлечённо фотографирующей пейзажи Киской какое-то время шла по асфальту, пока рядом не остановилась машина с двумя парнями в салоне и байдарками на крыше.

— Лучше туда не ходить, — сказали парни. — Там менты на подъезде к порогу останавливают и штрафуют всех туристов. 

— Ангелочки! Спасибо! — обрадованно поблагодарила туристов-лодочников Луара, и чуть не бросилась к ним с объятиями, а Киска фыркнула: «Вот собаки! Зачем туристов-то трогают! Пусть трогают тех, кто просто так слоняется на улице, а мы же не просто так!».

Игорь повёл группу по лесу, и тут же Киска забыла про то, что буквально полминуты назад вспыхнула в сторону нерадивых ментов. Разработала план в голове, где она почти поженила на себе Игоря и представила, как она рассказывает полицаям о том, что она великий журналист у и неё даже справка есть, а Игорь — её верный спутник, который подскажет ей ракурсы для удачных кадров. Игорь, с которым она тут же поделилась своими раздумьями, даже как-то особо и не возражал. Что сказать полицаям насчёт остальных шестерых путешествующих, она так и не придумала, но главное — начать врать, а дальше само всё случится.

На подходе к цели путешественники увидели целый палаточный лагерь. И где эти люди взяли дрова? Наверняка всё предревунье голо на такие дела. Кое-кому захотелось пойти к палаткам и познакомиться с туристами, но туристы оказались опасливыми. Молвят: «Мы будем с вами разговаривать, если вы подрежете когти и отойдёте на полтора метра». Да идите в жопу, — решила Киска и оставила свои когти в нормальном виде. 

На Ревуне Киска была впервые. С некоторым страхом и восхищением она смотрела на взбесившуюся Исеть и на людей, которые хотят покорить её на лодках. Она не понимала, зачем люди это делают: всё время лезут на пороги, переворачиваются, наверняка набирают полные ноздри и уши воды, проезжают пару метров, и снова возвращаются в этот опасный бурлящий поток. Извращуги.

Скалы около порога зовутся Бекленищевскими.
Скалы около порога зовутся Бекленищевскими.

Какая истеричная речка! Как много народу! — думала с замиранием сердца Киска.

— Это ещё немного народу, — будто прочитал её мысли Игорь. — И Ревун уже не такой буйный. 

Буйный... Бурный... Бурчащий... Ах вот почему Буркан! 

Буркан произошёл от от слова «буркать» — бормотать, говорить ворчливо и невнятно, бурчать.

 Выше от порога по течению стоит здание заброшенной картонной фабрики.

В 1902 году здание возвёл екатеринбургский купец Александр Ларичев, который был хорошо знаком с писателем Маминым-Сибиряком. Ларичевская (а позже Знаменская) фабрика выпускала семь сортов картона и бумаги. В советские годы предприятие получило новое название — «Свободный труд». Фабрика обанкротилась в 2000 году и с тех пор заброшена.

Кискин компас показал, что геокэш, который спрятан на Ревуне, находится на параллельном берегу Исети, где как раз расположена эта заброшенная фабрика, и перспектива поползать по развалинам её очень вдохновила. Однако глава банды предостерёг искательницу кладов. «Если ты хочешь успеть на свою электричку, то тебе придётся воздержаться от геокэшинга. Мы не пойдём на тот берег и скоро соберёмся в сторону села Исетского», — сказал Игорь.

Киска вздохнула и хотела было взбунтоваться, но на электричку тоже ой как хотелось успеть.  Посмотрела на карту: в Исетском тоже есть клад! Может, там повезёт?

Пока все отдыхают и едят свои пироги с чаем, Киска продолжила фотографировать спортсменов, туристов и речку-истеричку.

Поднимался ветер и начал накрапывать дождь. Это стало толчком для банды, чтобы отправиться дальше вдоль Исети к следующему селу, по пути разглядывая скалы и высоченные сосны.

«Зачем мне резиновые сапоги?!» — подумала Киска, постанывая от мозолей, и поняв, что болот по пути не предвидится. И переобулась в кроссовки.  Она всегда это делает вовремя, перед тем, как влипнуть в грязную лужу или, например, когда идёт дождь.

Пройдя пару километров, Катя стряхнула с себя первого клеща. Киске даже показалось, что банда как-то обрадованно ликует: «Клещ! Клещ!!!». 

Только бы в моей заднице его не оказалось, — грустно подумала Киска и тут же промочила лапу в какой-то непонятно откуда появившейся луже.

С таким же неистовством банда ликовала, когда Юля нашла лягушку в траве. 

Божечки... Только бы в моём рюкзаке не оказалось этого чудовища, вдруг оно сожрёт мой кекс, — грустно подумала Киска.

Не выдержав напряга, один из банды по имени Олег забрался на скалу. Девочки визжали и пищали, а Киска мяукала.

— Ну хватит уже рассусоливаться! — наконец скомандовал Игорь. И банда отправилась дальше.

— О, это самая неорганизованная команда в моей жизни! — причитал Игорь. И Киска даже услышала, что он кинул предъяву и ей самой: 

— А эта драная кошка вообще гадость посмела сказать, что в этот поход не хотела идти. И это кому?! Их господину и повелителю!

— Посмотрела бы я на тебя, если бы открыл свои прекрасные очи в четыре утра... — огрызнулась Киска. Только вот непонятно, вслух или всё же про себя.

Виднелся первый подвесной мост на пути туристов. Он оказался крепким и всех выдержал. 

По пути к Исетскому встречались самые разные жилища людей и животных. Банда останавливалась у каждого пенька и ёжика, и Киска невольно гневалась. Во-первых, намокли лапки, и пришлось снова напяливать резиновые сапоги. Во-вторых, наверное, уже пора поторопиться, чтобы успеть на электричку, а тут как минимум десятку ещё пилить!

Пришлось Киске от скуки сделать селфу. А лес тем временем пропитывался чудесными свежими запахами, которые усиливал дождичек.

Позже все решили присесть у заброшки. 

Игорь пояснил, что в этих разрушенных зданиях когда-то располагался детский лагерь. Видимо, совсем крошечный. 

Ну, а потом, немного погодя, путешественники наконец-то добрались до села, где спрятан клад, и об этом возвестил весьма раздолбанный мост. Шагать по нему было страшно, потому что купаться в апреле, несмотря на тёплую погоду, рановато. Но и здесь мост выдержал туристов.

Перейдя на другой берег к скалкам, Киска едва уговорила ребят задержаться на пять минут, чтобы поискать клад в камнях. И поскольку всем вдруг стало интересно, как Киска находит геокэши, было решено задержаться. Но с условием, что оставшиеся 8 километров всем придётся пилить без остановок и шустренько.

Найдя клад и радостно заверещав, Киска тут же огорчилась. В коробочке не было даже вискаса, а лежала какая-то эпическая хрень для пятилеток.

Такую ужасную никчёмную мелочёвку Киска находила очень редко, и ей стало напряжно от предвкушения того, что тут же друзья поднимут её на смех, мол, ищешь какие-то детские побрякушки. Но ребята оказались скромнее и ничего такого не вымолвили, а Игорь даже решил украсить клад, положив туда полезную для туристов вещицу.

— Ну что ж, — скомандовал Игорь. — В путь! Нам до станции предстоит очень долгая дорога! Зато по асфальту!

Путь оказался действительно долгим, однообразным и муторным. Сапоги натёрли Киске небывалые мозоли, и она мечтала поскорее снова их снять. Взглянув на карту, Киска ахнула. Маршрут, который проделывали туристы, напоминал ни много, ни мало — её сапог!

А рюкзак ужасно давил на плечи, что казалось Киске каким-то безумием, ведь в нём не было никаких тяжестей. Так она пришла к выводу, что просто устала, и плелась позади всех. 

Вскоре человеки увидели ориентир вдалеке — Первомайский мукомольный завод. То, что ориентир — это хорошо. А то, что вдалеке — плохо. Киска приглядела магазинчик и предложила в него заглянуть. Все поддержали эту светлую мысль. 

Когда довольные туристы вышли из забегаловки, радостно полизывая мороженое, Киска открыла свою поллитровую покупку с приятным шипящим звуком. 

— А что, так можно было? — спросил кто-то из туристов, на что Киска, скромно поморщив носиком, предложила:

— Пивасика кто-нибудь хочет?

Все посмеялись, а Киска, оправдываясь тем, что ей необходима жизненная энергия, находящаяся в солоде, и снова переобувшись в кроссовки, радостно погрузила на себя рюкзак, будто ставший заметно полегчавшим.

И снова наступила в лужу, промочив кроссы даже больше, чем насквозь.

— Да чтоб тебя! — взревела Киска. И тут же из-за тучек вылезло солнышко и стало очень красиво.

И тут же объект, присмотренный издалека, стал очень близко.

Послышались стуки колёс поездов, завиднелась станция Перебор. Чудеса!

Электричка до Екатеринбурга должна прибыть через 15 минут. Успели! До приезда электропоезда ребята с радостью уминали остатки пирогов и угощали друг друга.

Киска снова заняла отдельное местечко, прочла новую главу книжки, уснула. Затем из одной электрички — в другую. Удалось успеть на последнюю, прибывающую в родной город в десять вечера. За чтением Киска чуть не пропустила свою станцию и выпрыгнула из электрички в последний момент. Кискин браслетик показывал 23 пройденных вот этими вот лапками километра.

«Это был самый мокролапый поход в моей жизни... — начала писать в своём блоге Киска. — Даже если бы я взяла с собой три пары чистых носков, лапки бы всё равно промокли! Люди, всегда вовремя надевайте защиту для лап!».

promo novouralsk_2014 april 8, 2019 14:16 7
Buy for 30 tokens
Вчера вернулись из Дидинского тоннеля. Там мы отмечали день рождения нашей Жени jennifer_hot Отмечать день рождения под землёй - это конечно затея людей не очень уравновешенных, если не сказать больше, но вряд ли кто ещё в нашем городе сможет похвастаться чем-то подобным. Сам же…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic