jennifer_hot wrote in novouralsk_2014

Categories:

греби, блогер!

И вот случился в моей жизни сплав, второй по счёту. Со стопутёвыми.

Сплав — это какая-то неизведанная мною ниша путешествий. Воду я не люблю, плаваю только в экстренных случаях, когда совсем уж приспичит, да и грести не умею от слова «совсем».

Оля, главная стопутейка, сообщила, что нас будет 20 человек, и поплывём мы на двух катамаранах. Сплав должен был проходить по реке Нейва в субботу и воскресенье, 8-9 июня. Стартовать планировали от Нейво-Шайтанского посёлка. Однако в Екатеринбурге мне надо было оказаться в 9 вечера в пятницу, чтобы вместе с организаторами похода доехать до места нашего отплытия. Мне никак это не нравилось, я понимала, что не посплю этой ночью, катастрофа, ведь до этого, после митапа, я тоже не выспалась. Невыспанная женя — горе в турпоходе. Это, конечно, если водки нет. Оля меня успокаивала: «Женя, ты ведь хочешь приключений? Ты ведь любишь их?!». Конечно! Вот она знает, куда мне нажать.

И вот я докидываю после работы остатки вещей в рюкзак с мыслью «по-любому что-нибудь забыла!», но перепроверять времени нет. Прыгаю в полупустой «одиннадцатый», успеваю на семичасовую электричку каким-то чудом, сплю в ней. Приезжаю на место встречи, а Оли нет. Подожди, говорит, мы в пробке. Уныло иду в Бургер-кинг за молочным коктейлем. Пока пью, приезжает Оля и интересуется, где я. Вместе идём отовариваться в «Пятёрочку». Чуйка мне подсказала: «Возьми себе пива, вдруг пригодится». Беру несколько баночек светлого с мыслью о том, что «а вдруг не все там трезвенники?». С чего я вообще взяла, что на сплаве могут быть трезвенники?

Оля же набрала еды на всю нашу 20-человечную компанию. Мы специально для этого скидывались. 

Чек получился внушительным — чуть больше 12 тысяч рублей.

Это Серёжа, Олин сын, мы с ним подружились с первой встречи.
Это Серёжа, Олин сын, мы с ним подружились с первой встречи.

По наступающей темноте мы поехали в сторону Нейво-Шайтанска в переполненном походными вещами и продуктами Hyundai Getz. Я оценила преимущества этой шустрой машинки, ведь именно такую я хочу взять, когда сдам на права. К крыше нашего хюндая были привязаны катамараны. Жаль, я не сфотографировала эту прелесть. 

По дороге мы встретились с другой частью нашей компании — Юрой с детьми, а также Полиной и Катей. Часть вещей мы перекинули к Юре в машину, стало легче ехать, поскольку до этого на переднем сиденье я обнималась со своей палаткой и большим рюкзаком, а под ногами бултыхались пятилитровые бутылки с водой. Но задним пассажирам — Лене, Саше и Серёже — было гораздо хуже, утыканным пенками, продуктами, одеялами и прочим. 

Прибыли на место часа в два ночи. Только это был не Нейво-Шайтанск, а село Мелкозёрово. Выбрали прекрасное местечко на берегу Нейвы. Здесь я убедилась, что забыла сменные штанёшки. Они бы мне очень пригодились, но что уж теперь.

Ближе к рассвету приехали Захар с Викой. Этих ребят я уже знаю по походу на Сугомак и в Смолинскую пещеру.

Полина достала крепенькое, и тут же я поняла, что копания-то своя, а я со своими баночками пива совсем неподготовленная приехала. У костра мы просидели часов до шести утра, познакомились, посмеялись, поели жареной картошки, встретили рассвет. Оля пообещала, что на сплаве мы все поправимся на 2 кг. Что ж, не страшно. Как поправимся, так и сбросим.

Раньше всех (после Саши и Лены, которые забрались в палатку как только приехали) я завалилась спать в свою палатку. Уснула моментально, но сильный ветер поутру и шуршание палатки растревожило мой сон. Проснулись дети, начали громко кричать о том, что мою палатку сносит. Мне было плевать, я снова уснула. 

Потом я всё-таки выбралась наружу, поела печенек с кофе, оценила ситуацию. Оля с Сашей собрали катамараны. Девчонки спали на солнышке. Ветер был прохладным, поэтому пришлось укутываться в спальник.

Юра с Захаром обнаружили, что один кат пропускает воздух. Некоторое время они его чинили.

Нейва — река спокойная, но из-за сильного ветра течение всё же наблюдалось. Мы порадовались, что поплывём с ветерком.

Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.

Проснулась заботливая Оля ближе к часу дня. Занялась приготовлением завтрака: блины, каша, французские тосты.

Оля отвлеклась, доверила кашеварение мне. Конечно же, я её сожгла, хотя очень старалась этого не допустить: помешивала, убирала котелок с костра время от времени, чтобы не допустить утечку молока... Всё же кулинария в походе — это то, что мне надо прокачивать и прокачивать. Это вам не в домашних условиях картоху жарить. Да и костры — они странные и беспощадные по отношению к продуктам.

Все завтракали этой кашей, любезно делая вид, что она им нравится. Я, честно, немного давилась. Терпеть не могу подгорелые каши. Хотя по мне и не скажешь.

Тем временем подъехала остальная часть наших путешественников, и я немного обрадовалась: скоро стартанём! Но стартовали мы нескоро. Мне даже порядком поднадоело находиться на нашей поляне и продуваться на ветру, то раздеваясь, то укутываясь. 

Собирались долго. Вместо того, чтобы знакомиться, мы просто слонялись туда сюда, выбирая свой кат и таская вещи туда-сюда. Я нас пересчитала и оценила: я, Полина, Катя, Оля с Серёжей, Саша, Лена, Юра с Ромой и Мирославой, Захар, Вика, Гриша (Олин партнёр по турклубу), какой-то чувак с женой, женщина с ребёнком, ещё одна женщина с ребёнком, ещё одна женщина, с виду активная... Блин, женсовет какой-то и пятеро детей, самой старшей (Мирославе) — 11 лет! Мне не поможет пиво... а в мыльно-рыльных нет верёвочки. Я огорчилась слегка. Да что уж там слегка! Очень я огорчилась!

Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.

Стартовали мы, наконец-то, примерно в 17-00. Разделились по катам очень грамотным образом: на одном едут пьющие, на втором — дети с родителями. Мирослава долго уговаривала папу Юру поехать на взрослом катамаране и чудесным образом уговорила. Нам всем она объяснила, что папа ей разрешил поехать с нами, потому что она лиса. А папа просто подустал от её настойчивости.

Лиса нам на катамаране пригодилась — делала бутеры, которые пришлись хорошей закуской к пиву. А одна из нас оказалась более прокачанной, достав откуда-то 250 мл коньяка. Очень я завидовала Светлане!

В процессе общения за баночками и кружками пива мы все и познакомились. Со мной на кате были Гриша с Андреем (рулевые), Мирослава, Полина, Катя, Юля (жена Андрея), Света (та самая активная) и Маша.

Заплыв был весёлый. Училась грести. Было неудобно.

Детский кат, несмотря на трезвость, выглядел бодрее и веселее.

Первые купания.

Около 20-00, проплыв 10 км, мы остановились в лесу, где и решили переночевать. Долгое время раскладывались, доставали палатки. Брызгались репеллентами, потому что злые комары атаковывали беспощадно и прокусывали даже через прочную штанину.

Моя изи-палатка, которую я собрать-то могла, а чтобы разобрать, всегда звала кого-нибудь на помощь.
Моя изи-палатка, которую я собрать-то могла, а чтобы разобрать, всегда звала кого-нибудь на помощь.

Дети радостно шумели, а я не знала, с кем начать общение. У меня осталась всего одна банка пива, которую я поделила с Катей и Полиной. Три я выпила на плоту. Ко мне пришло понимание, что без допинга по Нейве лучше не сплавляться. Это не Чусовая, которая несёт тебя, куда надо, и можно грести втроём. 

Настроение было подавленное, мне даже не хотелось идти в баню. Я очень устала как от людей, так и от гребли. Мечталось уединиться, но я вспомнила один из своих последних походов, когда в мечтах уединиться я ночью чуть не заблудилась в лесу, и здесь свою мечту я попридержала. 

Посиделки у костра немного смягчили моё внезапное расстройство. Дружно, под руководством Оли, девчонки приготовили вкуснейшую солянку.

Еды в этом походе было, прямо скажу, завались. Мне хорошо повышали настроение вафельки и пряники.

В баню я идти отказалась, пошла спать в одного в свою палатку. Очень эгоистичный поступок, учитывая то, что некоторые ютились по 4 человека. Потом, конечно, я об этом пожалела, потому что сильно замёрзла одна.

Мне не спалось, и услышав, как ребята собираются в баню примерно в два ночи, я всё же решилась пойти с ними. Баня стопутёвых — это такая палатка с печкой. Парни довольно быстро её соорудили и растопили. Жаль, не было веников, тогда я бы особо возрадовалась, но мы просто грелись и ныряли в реку. Меня хватило только на одно купание в Нейве: уж больно холодная речушка, и когда я в неё окунулась после горячей бани, завизжала, как свиномать-роженица. И в бане я провела не больше получаса, что редкость. Нас было немного: трое парней и четыре девчонки.

Вот так выглядит баня, но тут она уже разобранная почти. Фото Захара Рожкова.
Вот так выглядит баня, но тут она уже разобранная почти. Фото Захара Рожкова.

После приятной процедуры я ушла спать в палатку, отказавшись от предложения выпить крепенького под гитарные песни (что опять же странно). Ребята пили вискарь и просидели у костра до шести утра. Иногда я просыпалась от хороших песен в исполнении Юры, хотелось ему подвзвыть, что я тихо и делала. Но просыпалась я, конечно, не от этого. Я дико мёрзла. Надела на себя всю одежду, что у меня была, укуталась в спальник с головой, и всё равно замерзала до стука зубов. Надо купить тёплый спальник. Срочно.

Утром я проснулась от детской суеты и запаха Олиных блинов. Умылась в реке, почистила зубы. Попыталась понять своё настроение. Уединиться по-прежнему хотелось. Ещё больше хотелось уже куда-то плыть. На моих часах — десять утра, а мы никуда не собираемся. Поладила с детьми. Не со всеми.

Нашла в рюкзаке заначку пива, единственное тёмное, которое было в «Пятёрочке» по скидке. Выпила почти втихушку, но потом поняла, что не совсем втихушку, поскольку на плоту, когда мы отплыли, со мной спиртным никто не делился. Так и сказали: «Лучше греби, блогер».

Отплыли мы в час дня. Собирались-завтракали очень долго: пока расшевелишь всю эту команду из 20 человек, пока разбудишь засидевшихся у костра... Не нравилось мне это, но ворчать не решалась. Тут я рядовая, и мои возгласы только лишь испортят отношения между и так малознакомыми людьми.

Находясь на кате, я поняла, что моя команда ко мне попривыкла, начала отпускать свои любимые глупые шуточки, ребята смеялись, я тоже, часто бросала весло и постоянно слышала: «Греби, блогер!». Это Оля меня сдала со всеми потрохами, сказав ребятам, что я блогер. А когда Мирослава призналась, что любит рэп, я ей хвастанулась, что я рэпер Дженнифер Хот, и у меня даже есть свой клип. Мне кажется, я стала немножечко крутой в глазах этой девчушки, но ненадолго.

У ребят закончилось пиво, все мы устали грести, и, проплыв три километра, не ощущая поддержки со стороны реки, решили сделать большую остановку в посёлке Зыряновский. Здесь я немного подзарядилась лёгеньким  и тёмненьким в местном магазине, но допинга хватило ненадолго. Взяли мороженого детям.

Полюбовались видами.

Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.

И поплыли дальше, уже прикидывая, что до конечной точки мы не доберёмся. А конечной точкой у нас был город Алапаевск. То есть по плану нам надо было за два дня проплыть 27 км, и если вчера под ветерком плылось прекрасно, и за три часа мы преодолели 10 километров, то на второй день за это время мы сделали всего три. Перспективы ждали нас не очень благоприятные. Ребята предусмотрительно оставили свои машины в Алапаевске, а транспорт Оли и Захара остался в Мелкозёрово. То есть я уже прикинула, что окажусь дома не раньше двух часов ночи, а вставать мне в пять утра. Не радовало.

Однако пейзажи будоражили и вдохновляли. Скал и пещер видели предостаточно!

Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.

В семь вечера примерно мы остановились в районе посёлка Нейвинский. Пыталась настоять на том, чтобы доплыть до конца — до Алапаевска, сесть всем по своим машинам и поехать домой, но меня никто не поддержал. Плыть-то оставалось всего каких-то пару-тройку километров! 

Коллектив решил остаться на живописной полянке и дождаться, когда ребята доберутся до Алапаевска и доедут на своих машинах до нас, а Оля и Захар сгоняют в Мелкозёрово и заберут меня с оставшимися ребятами. 

Получилось так, что организаторы поехали организовывать транспорт, а те, кто остался, должны были развести костёр и приготовить поесть, в первую очередь накормив детей.

Впала в немощь, почему-то на меня начали поварчивать, мол, Женя, чего слоняешься, ничего не делаешь... На что я честно отвечала: «Щас Женя отдохнёт и всем поможет». Я поняла, что сгорела на солнышке, начала подкруживаться голова и бросать в дрожь. Когда попыталась присесть или прилечь ненадолго, была атакована комарами. Оделась потеплее, собралась с силами, пошла к девчонкам готовить сырный суп. Здесь не облажалась — суп получился нормальный, даже местами вкусный. 

Начала смиряться с тем, что часов до одиннадцати вечера мы тут застряли. Оставалось наслаждаться живописными местами и скалами.

Фото Захара Рожкова.
Фото Захара Рожкова.

Когда дети поели, вернулось несколько наших ребят на авто, все детишки отправились в машину Юры, чтобы их не покусали комары. Большая часть из нас уехала домой в десять вечера, предварительно подкинув Захара до Мелкозёрово. Мы с Леной, Викой, Сашей, Юрой и Аней ждали Олю и Свету, которые с приключениями ехали до нас из Мелкозёрово. Сидели у костра, несли прекрасную чушь, жевали вафли, пили молоко, встречали сумерки.

Время шло медленно, но настроение не падало. Нас становилось меньше, и мне от этого легчало. 

Вернулись Оля со Светой, на эмоциях рассказали, как ехали со сложностями. Юра с Аней и детьми отправились домой, до этого любезный сударь помог Оле погрузить катамараны на Getz. Ждали Захара ещё больше часа, я начала замерзать, в машине сидеть не хотелось, там Света болтала по телефону, а Серёжа всё время стонал о том, как хочет домой и как его достали комары. Саша укутал меня в спальный мешок, и я начала засыпать у костра. 

Когда приехал Захар, был уже первый час ночи. Это угнетало. Я уже видела вялую себя, спящую на работе у компьютера.

По дороге домой в куче вещей я, наконец, дала волю эмоциям: сильно психанула, это было неизбежно. Маленький спящий Серёжа получил от меня небольшого леща за то, что не хотел двигаться и развалился, притеснив меня. Эгоистка во мне вскипела, и, похоже, своим поступком я задела Олю. Прости меня, Оля, это была просто точка кипения. Мы обе знаем, что это такое, и очень жаль, что под огонь попал Серёжа. Надеюсь, он не сильно на меня обижается.

Оля подбросила меня до КПП Новоуральска, а там я на такси добралась до дома. Спала два часа, а потом, не позавтракав и сгоняв в душ по-быстрому, побежала на работу. Там от меня толку было мало, но один релиз всё же я написала. 

Пряталась от людей. Не хотелось с ними общаться. Во вторник тоже пряталась. А среда — выходной.

Выводы напросились сами. Сплав удался, но я к такому не готова.

В следующий раз я откажусь от сплава, если компания будет состоять из более десятка человек. Социофобия подтверждается, и я не знаю, когда теперь приду в себя.  И я возьму с собой много алкоголя. Много!

Такие вот приключения. Два дня мучилась с давлением, сегодня, наконец, обпившись кофе, поставила его на место. И ещё долго о себе будет напоминать новая метка — крупный чей-то укус на ноге. 

Хорошо, что обошлось без клещей. Ни одного не встретила. Хотя за период май-июнь поснимала с себя десяток.

Всех люблю. Сегодня да.

promo novouralsk_2014 april 8, 2019 14:16 7
Buy for 30 tokens
Вчера вернулись из Дидинского тоннеля. Там мы отмечали день рождения нашей Жени jennifer_hot Отмечать день рождения под землёй - это конечно затея людей не очень уравновешенных, если не сказать больше, но вряд ли кто ещё в нашем городе сможет похвастаться чем-то подобным. Сам же…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic