guriny (guriny) wrote in novouralsk_2014,
guriny
guriny
novouralsk_2014

Category:

День счастья в городе счастья.



   Вчера мы вернулись из Тюмени, где был конкурс "Славим человека труда". В роли человеков труда выступали конечно же мы, а также прочие мастера народных промыслов - мастера ручного ткачества, резчики по дереву и мастера по обработке кости и рога. Сам конкурс проводится в регионах Уральского федерального округа уже в третий раз. Прошлые конкурсы проходили в краях совсем уж экзотических - Салехарде и Ханты-Мансийске.  Но для нас и Тюмень - вполне экзотический край. Потому что я в Сибири не был ни разу, Аля хоть и была, но очень давно. Она кстати участвовала в археологических раскопках на территории Тюменской области.
    Конкурс "Славим человека труда" был объявлен не так давно, но скорее всего, он будет иметь большое продолжение. И распространится на многие профессии, даже и не творческие. Например, там же в Тюмени вместе с нами чествовали и инженеров-теплотехников. 
     Наша поездка была организована Центром развития туризма Свердловской области. Курировали нас Ольга Борисовна Романенко и Екатерина Дубинкина. Ездили мы в таком составе.
Трое резчиков по дереву - Андрей Ильич Лиходед, Владимир Геннадьевич Кузнецов и я. И двое мастеров ручного ткачества. А ещё Вадим Худорожков, дизайнер и предприниматель. И Аля в качестве фотокорреспондента. Мастеров обработки кости и рога на Среднем Урале почему-то не нашлось. Конечно, я бы предпочёл, чтоб конкурс был по обработке бересты. Но пусть будет и по дереву.

Это мы, команда резчиков по дереву от Свердловской области.




    Принимающей стороной был Музейный комплекс имени Словцова. Это громадный музейный центр площадью 29 тысяч квадратных метров. Его построили совсем недавно, а открыли то ли в прошлом, то ли в позапрошлом году. Здание уходит на пять этажей вверх и на два этажа под землю. Многие помещения ещё не закончены и не открыты, но и того, что есть, хватает, чтобы понять, насколько это грандиозное явление в культуре Западной Сибири.Там есть несколько выставочных залов, учебные аудитории, помещения для занятий с детьми, гончарная мастерская, два кафе, амфитеатр, он же зрительный зал, конференц-зал и ещё много разного, чего мы не успели посмотреть.
    И вот, наконец, мы прямо с вокзала едем туда. При входе нас долго осматривают и расспрашивают охранники. У нас огромные мешки и сумки с инструментами и материалами. Конечно это раздражает, но потом становятся понятны все эти меры безопасности. В музее сосредоточено много произведений искусства. Картины знаменитых художников прошлого, картины Геннадия Райшева, одного из самых известных живописцев России, уникальные резные изделия из мамонтовой кости. И наконец, выдав нам коричневые полиэтиленовые бахилы, нас запускают внутрь музея. Внутри всё огромное и новенькое, всё блестит. Мы выбираем себе рабочие места, раскладываем инструменты и идём осматривать музей. Про музей нужно писать отдельно, настолько там всего много.
    Сам же город Тюмень производит странное впечатление. Огромные дома, новенькие одинаковые автобусы, широченные и очень гладкие дороги. Транспортные развязки почти в самом центре города. Громадные кварталы этих самых домов, появившиеся в последнее время, в двухтысячные. И забрызганные грязью деревянные домишки, вросшие в землю по самые окна. Они стоят по краям широких дорог. А вросли они в землю потому, что уровень дорог поднимали, делали насыпи. Исторический центр в Тюмени есть, там стоят купеческие особнячки и церкви. А вот привычного нам массива классической архитектуры сталинского времени вроде бы нет вообще. Или очень мало, насколько мы сумели заметить. Видно, что город строили на большие нефтяные деньги. Много вывесок каких-то организаций, где встречается слово "нефть". Почти не видно никакой промышленности, что для нас, жителей Урала, вообще удивительно. И очень мало ворон, гораздо меньше, чем в Екатеринбурге. Это говорит прежде всего о том, что пищевые остатки злесь как попало не валяются.
    Культурная программа для нас была предусмотрена. Мы ездили на две экскурсии. Одна - обзорная по городу. И ещё одна - на археологический памятник "Озеро Андреевское". Жили мы в гостинице со слишком уж громким названием "Лазурный берег". Гостиница нам понравилась, там был даже бесплатный бассейн, правда только с 7 до 9 часов утра. Кормили вкусно. Кулинарные особенности тюменской земли в основном заимствованы с Севера. Это и вяленая оленина, и муксун, экзотическая рыба северных рек, ягоды и грузди. Всем этим нас угощали во время нашего пребывания в Тюмени. И конечно, хочется сказать сердечное спасибо принимающей стороне за заботу о нас.

Мастера-резчики перед началом конкурса


     Теперь о самом конкурсе. Естественно, я больше буду говорить о его "деревянной" части, в которой сам участвовал. Конкурсантам была дана тема. Темой стал ткацкий челнок. Тему нам дали примерно за два месяца до поездки в Тюмень. До того я и понятия не имел ни о каких челноках. Я конечно знал, что что-то подобное существует на свете, но как они выглядят, я даже не представлял. Челнок - это основная часть ткацкого станка. На него или наматывается нить, или в него вставляется катушка с нитью.  Нужно было сделать этот челнок за четыре часа работы и украсить его резным орнаментом.
    Челноки различались по длине в зависимости от ширины полотна, которое ткали с их помощью (от пяти сантиметров до полуметра). И по назначению. Были челноки, которыми рыбаки плели сети. Челноки обычно ничем не украшались, это была часть механизма ткацкого станка. Правда иногда встречались челноки и украшенные немудрящей резьбой. Их делали такой формы, чтобы удобнее было взять рукой и перебросить сквозь нитки, а потом перебросить обратно. Ну, и конечно, резчики старались их сделать более изящными, ведь эти штучки предназначались для женщин. 
    Во время подготовки к конкурсу, ещё дома, мастера должны были основательно изучить ткацкие челноки, их форму и декор, и может быть, сделать пробные изделия. Я вырезал четыре пробных челнока, стараясь добиться наиболее подходящей формы. Мне помогали сотрудники Центра традиционной культуры народов Урала. У них в фондах хранится немало старинных челноков и я замерял, фотографировал, стараясь запомнить их форму.   
    На конкурсе должны были учитываться и региональные или национальные особенности челноков. Понятно, что у русских людей, ткавших пёстрый половичок, и у северных народов, вязавших с помощью челнока сети, эти инструменты различались. Нужно было учитывать и традиционный орнамент своего региона, и даже породу дерева, из которого будет сделан челнок. Например, из берёзы делать предпочтительнее, чем из липы, потому что липы в наших краях мало, а в краях хантымансийских и совсем её нет. За всё это начислялись баллы. Или наоборот, списывались.  
     Кстати тому, кто во время конкурса получил травму, баллы тоже списывались. Списывались баллы и за то, если резчик пользовался электрическими инструментами. Ими можно было пользоваться, но... Кто-то эти ограничения использования электроинструментов просто игнорировал, а например Андрей Чарков из Нижней Тавды привёз на конкурс "шкурилку", сделанную из старинной самопрялки с ножным приводом и дрель "первобытного" типа.



Это изогнутая палка вроде лука с тетивой. Тетива обмотана вокруг деревянного цилиндра, а в нём закреплено само сверло. Если водить "луком" туда-сюда, то сверло будет вращаться и сверлить дерево. Подобным образом сверлили отверстия в эпоху неолита.

Прялочка-шкурилка Андрея Чаркова


Кстати нашу свердловскую Тавду тюменцы иногда называют Верхняя Тавда. Как раз из-за того, что в Тюменской области есть Нижняя.
    Мастеров-резчиков было пятнадцать из шести субъектов Уральского федерального округа. Это Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ, Свердловская, Челябинская и Курганская области. Число мастеров год от года растёт. И если на первых конкурсах резчиков Среднего Урала представлял лишь один человек, Андрей Лиходед, то в этот раз нас было уже трое. Было и за что биться. За первые три места назначались существенные денежные призы.
      Я знал, что берёзовая заготовка для челнока будет воспринята судейской комиссией более благосклонно, чем липовая. Челноки традиционно делались из плотного и тяжёлого дерева. Но берёзовых брусков у меня не было, а липовые были. Потом я узнал, что конкурсанты использовали самые разные породы дерева. И берёзу, и липу, и иву, и клён. Но тех, кто как и я, резал из липы было большинство.
     И вот, конкурс начинается. Я обрубил топором брусок по форме и сижу, срезаю края и выбираю полукруглым резцом внутреннюю полость челнока.



В неё потом будет вставляться катушка с ниткой. Катушка у меня уже заготовлена, это вполне по правилам. А вокруг меня все стучат киянками по стамескам. Звук - как в заповеднике дятлов. Инструментов у всех - целые ящики. Из них торчат ручки пил, топоров, десятки разнообразных стамесок и напильников.



Иногда я со своими четырьмя ножами и тремя полукруглыми резцами кажусь себе жутким любителем и провинциалом (что отчасти и правда, потому что я больше работаю по бересте, чем по дереву). Немного успокаивает меня лишь то, что все четыре "пробника" я сделал теми же самыми инструментами.



    А у Владимира Геннадьевича Кузнецова повреждена рука. Ему приходится работать с больной рукой, да ещё надо предупредить жюри, что травму он получил до конкурса.


    Работа идёт бойко. Все что-то делают. Режут, шкурят, намечают рисунок для будущих узоров. Пол весь завален щепками, стружками, опилками.





Мимо нас ходят члены жюри, смотрят, то ли мы делаем, что нужно, и не вынул ли кто из за пазухи практически готовое изделие. Ходит и Аля, фотографируя всех.



У косторезов дым коромыслом, пыль столбом, гудение вентиляторов. И характерный "запах зубоврачебного кабинета", запах горелой кости. Он возникает при работе бормашин на огромных оборотах.



Мощные вентиляторы справляются с мерзким запахом далеко не сразу.



У косторезов возник и угас небольшой скандал, связанный с тем, что кто-то предъявил заготовку, на которой предварительно было сделано больше, чем положено. Кстати наши деревянные заготовки тоже проверяли и ничего предосудительного не нашли.

Конкурсная комиссия осматривает деревянные заготовки мастеров


Косторезы делают маленькую табакерку, а ткачихи - полтора метра красивого и довольно широкого пояска из разноцветных нитей. Полтора метра. Это кажется так много.

Мастера ручного ткачества за работой



    Приходят студенты. Они смотрят на нас и о чём-то разговаривают. Вдруг преподаватель спрашивает у кого-то из них:
-Мастера тратят на такое изделие три-четыре часа. А сколько это заняло бы у вас?
-Ну, если ничего не отвлекало бы, то дня два...Но у нас редко бывает так, чтоб не отвлекаться.



Наконец всё вырезано, вышкурено, вставлена палочка с катушкой. Надо делать резьбу. Я режу половинку трёхгранно-выемчатого "солнышка", треугольнички.



Обычно такие изделия как раз и украшали трёхгранной резьбой. Челнок похож на лодочку с одинаковыми носом и кормой, не зря же он называется именно челноком. А половинка "солнышка" получилась похожей на гребное колесо старинного парохода.
    Кто-то режет челнок-рыбку. Рыбку режут те, кто приехал с больших рек Севера.



У кого-то две утки носами врозь. У Кузнецова - кудринская резьба, растительный орнамент. Его челнок - самый маленький из всех. Он так и называется "Малышок". Оказывается свою работу нужно ещё и назвать.



Владимир Геннадьевич со своим челноком


Вот тут надо бы окрасить изделие морилкой, пропитать маслом или натереть воском для блеска. Но условия конкурса почему-то изменили. И пользоваться морилками и воском нам запретили. Я натираю свой челнок обрывком капронового чулка. Так мне посоветовал сделать Сергей Васильевич перед отъездом. Вроде помогает. Постепенно мастера заканчивают работу и выкладывают готовые челноки на красивое деревянное блюдо, которое держит один из членов жюри.
-А как вы назовёте свою работу?
-Пусть будет "Колёсный пароход".


Постепенно все мастера заканчивают свою работу и сдают её членам жюри.

Андрей Лиходед и его готовый челнок


     А потом мы гуляем по фойе и коридорам, смотрим на экспонаты выставок, привезённые из чужих краёв. Ямало-Ненецкая выставка самая большая.



У них огромный транспарант, чум, шкуры, национальные костюмы, изделия из кости, группа поддержки. Угощенье - ягоды и оленина. И задник с нарисованной вороной. Весна ведь, Вороний праздник на Севере. Мы, уральцы,глядим на это с завистью. У нас экспозиция скромная. Много ли экспонатов можно уволочь на себе? Эх, была бы и у нас группа поддержки... Но финансирование наше и ямальское несопоставимо. Их поддерживают гораздо сильнее, чем нас. И мне в который уже раз хочется стать представителем какого-нибудь малого северного народа. Или не северного.

Школьники у стенда ЯНАО


     Члены жюри стоят за открытой дверью конференц-зала спиной к нам. В их руках наши челноки. О чём они сейчас совещаются? Кому какие места присуждают? Часа через два это будет известно. Конкурсную комиссию создавали по территориальному принципу. В неё входят представители всех регионов, из которых приехали мастера.

Конкурсная комиссия совещается. Слева представитель Свердловской области профессор А.С. Максяшин


А там, где совсем недавно лежали груды и холмы опилок, уже чистый блестящий пол. Мусор убрали практически мгновенно.
     И вот настаёт торжественная минута награждения. Все сидят как на иголках. Все ждут. Но сначала долго награждают инженеров-теплотехников. Потом ткачих.
На сцене - лучшие мастера художественного ручного ткачества Уральского Федерального округа


Выходят чиновники. Заместитель губернатора, глава одного из комитетов областной думы. Все говорят хорошие слова, вручают подарки. Всё это перемежается песнями и танцами.
   А я сижу и думаю, ну хоть бы не огорчиться, если не наградят. Ведь места только три, а участников пятнадцать. Вроде и привык к той мысли, что останусь без награды. Хотя и кажется, что моя работа нисколько не хуже других. Но я хорошо знаю, что не бывает в моей жизни "дешёвой" удачи. Не бывает, чтоб получилось с первого раза. Удачу нужно долго вымучивать и много-много раз повторять попытки. Для меня это всегда так. Не знаю почему, но так. А вдруг всё же? А вдруг хоть третье место? И тут объявляют:
-Первое место - Юрий Деняев, второе место - Андрей Лиходед.
Ну, и на третьем месте естественно тоже не я, а один молодой человек из Челябинска. К сожалению не сразу вспомнил его фамилию. Андрей сдержанно рад, а я ... К сожалению, искренне радоваться за своих конкурентов я так и не научился. Но для Свердловской области второе место Андрея - это значительный шаг вперёд и огромное достижение. На прошлых конкурсах наши, среднеуральцы, не имели и этого. Тогда побеждали резчики из Челябинской области, привычно занимая весь пьедестал. Сегодня заняли не весь.

Лауреаты конкурса "Славим человека труда" - резчики по дереву. Юрий Деняев, Андрей Лиходед и Сергей Фёдоров.


Мастеров по обработке кости и рога награждали уже после нас.

Лучшие мастера-косторезы Уральского федерального округа


     А потом мы долго жевали таёжные деликатесы, долго собирали сумки и долго ехали в такси мимо стеклянных стен, где бесконечно отражались светящиеся буквы "нефть-нефть-нефть". А ведь оказывается сегодня праздник - Всемирный день счастья. И Тюмень неоднократно признавалась Городом Счастья. Индекс благополучия граждан здесь стабильно самый высокий в России. Я ехал по Городу Счастья в День Счастья и всё думал, что с победителями и разговаривают как-то иначе, и относятся к ним тоже как-то по-иному. Конечно поесть блинов с муксуном и переночевать в гостинице за счёт богатств нефтяного края - это уже само по себе здорово, но...
     И всю дорогу до дома думал, а что же я сделал не так. И получил ли я какие-то новые знания, новые впечатления и опыт, чтобы через год попытаться снова и выступить более успешно? Жаль, что конкурсантам не давали заключения жюри. Сколько баллов им начислено, сколько баллов с них снято и за что. Думал, в чём же я ошибся и не находил ответов на вопросы.
А пожелание к устроителям конкурса у меня одно будет. Такие мероприятия нужно проводить в выходной день. Кто нас видел? Только сами конкурсанты, да студенты, которых привели специально. А хочется, чтоб увидело больше людей. Это яркое зрелище того стоит.

Tags: Дерево, Мастера, Музей, береста, мероприятия, творчество
Subscribe

  • как я сняла видос для Шеремета

    На днях меня на работе попросили снять видео для канала Иннокентия Шеремета. Тех самых жёстких и весёлых новостей в регионе под названием «Девять с…

  • Сегодня приехал, весь в пыли...

    Приехал я сегодня , весь в пыли... Вернее, не совсем в пыли, успел в бане помыться. Но в пыли точно был. И вдруг оказалось, что сегодня День…

  • пока она в ауте...

    И чего это меня не причастили к этой традиции дней котиков, спрашивается?! Я возмущена. И поэтому одним пятничным вечером, перед сном, моя…

promo novouralsk_2014 april 8, 2019 14:16 8
Buy for 30 tokens
Вчера вернулись из Дидинского тоннеля. Там мы отмечали день рождения нашей Жени jennifer_hot Отмечать день рождения под землёй - это конечно затея людей не очень уравновешенных, если не сказать больше, но вряд ли кто ещё в нашем городе сможет похвастаться чем-то подобным. Сам же…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments

  • как я сняла видос для Шеремета

    На днях меня на работе попросили снять видео для канала Иннокентия Шеремета. Тех самых жёстких и весёлых новостей в регионе под названием «Девять с…

  • Сегодня приехал, весь в пыли...

    Приехал я сегодня , весь в пыли... Вернее, не совсем в пыли, успел в бане помыться. Но в пыли точно был. И вдруг оказалось, что сегодня День…

  • пока она в ауте...

    И чего это меня не причастили к этой традиции дней котиков, спрашивается?! Я возмущена. И поэтому одним пятничным вечером, перед сном, моя…