Евгений Иванов (jenior2017) wrote in novouralsk_2014,
Евгений Иванов
jenior2017
novouralsk_2014

Categories:

как я странно "защищал" Отечество





Июньское солнце топило асфальт на плаце. Пахло битумом, сиренью и дембелем. Я стоял в болотного цвета строю и мечтал, как ровно через три месяца вернусь из этих «Левитановско-подмосковных мест» в суровый родной Уральский край.
Матушка утром (сцена, как из мечты Сухова, в « Белом солнце пустыни») принесет мне в постель блюдо с возлежащими на нем томно - румяными, хрустящими парными пирожками с луком и яйцом и запотевший граненый стакан молока…
«Ефрейтор Иванов»…
…и скажет, как в раннем детстве: « Доброе утро, сынок!»…
«ЕФРЕЙТОР ИВАНОВ!»
«ЙААА!» - проорал я в глубину плаца после того, как друг Серега повторно ткнул мне кулаком в бок и этим прекратил миражное воображение.
«Выйти из строя, круУугом!» - разнеслось по плацу.
Я исполнил армейское «фуэте» и впялился в лица друзей-дембелей. На их лицах я прочитал разное: удивление, завидки, «ну, конечно, любимчик!», «так тебе и надо!», «хм…!»
Сзади меня, в затылок, раздались чеканные шаги (словно шаги «Каменного гостя» под «Стук судьбы» Иоганна Баха).
Высокий, срывающийся, гортанный голос командира части подполковника «АвтухА» не прокричал, нет, …он прогремел по плацу тройным эхом, ударившимся в столовую и вернувшемся не менее слабым, а довольно усиленным над раскаленным асфальтом, как цунами над Средиземноморьем:
«Соколы мои! (пауза по Станиславскому), сегодня лучшего из лучших мы отправляем на испытание, равным которому не было за последние 2 года Вашей службы!» Почти что истерично он продолжал громыхать в строй: «Мы понимаем, какая великая ответственность лежит на этом бойце!» - он ткнул пальцем в мою чувственную спину сзади, - «но мы – уверены, что не осрамим честь нашей части, и с достоинством выполним ту важную задачу, которую поставила перед Советскими войсками Партия и Правительство в части воспитания подрастающего поколения!»
Он повернул меня лицом к себе, и я испугался, что сейчас начнется лобызание, словно прощание Леонида Ильича с Эриком Хоннекером. Но, расчувствовавшийся, командир части подполковник «АвтуХ» взял мое лицо в холодные и холеные ладошки, внимательно взглянув в мое подсознание рыбьими глазами, и прогрохотал на весь полк, чтобы всем было слышно: «Разве эти глаза могут лгать?» - вопрошал гомерическим басом командир части, выискивая подтверждения в моих глазах, и вскидывал театрально руки в сторону замершего в волнении строя.
«Никак нет!» - вскричал я волнительным гласом, маленьким эхом повторившимся среди ровного строя сослуживцев и командиров, стоящих по «стойке смирно» перед скульптурной группой - «Командир части подполковник «АвтуХ» провожает на гражданское испытание ефрейтора Иванова».
Громыхнули в пристолбовых динамиках волнительные такты «Прощания Славянки», и я под восторженные взгляды командующего состава части и троекратные громогласные «Урраа!» сослуживцев и командиров, чеканя шаг, направился к КПП, ибо там меня уже ждал армейский «бобик», чтобы доставить в ближайший пионерский лагерь «Орленок», где до понедельника приказано было мне отремонтировать проводку в летнем кинозале. И где («О! маленький дембель!») некому блюсти за солдатом службу.

***
Я наслаждался свободой и знойным летом, волнующим легким трепетом воздушных юбочек молодых, игривых пионервожатых, томным, духмяным настоем свежескошенного клевера и манящим зевом поселкового продуктового магазина. Работа, порученная мне «командиром части в свете постановлений Партии и Правительства», была выполнена за один час, и я имел в активе 4 часа свободной, безмятежной жизни. Не мудрствуя лукаво, я потратил все свои скудные сбережения на шкалик «Русской водки» и шматочек докторской колбасы местного производства. Поскольку предложить дамам водки с колбасой я посчитал некорректным, то залег в близлежащий стожок, потягивал через соломинку свой запрещенный в рядах «СА» напиток, и нежно щурился на ласковое солнце.
Я не заметил, как меня разморило, и я крепко заснул…

***
Было душно, комар пил кровь из моей щеки, а я не мог смахнуть кровососущую тварь рукой… «Почему?», «Что происходит?», «Где я?». Руки не слушались, земля сама текла под ногами, меня несло…» «Наверное, это похмельный синдром», подумал я неуверенно. Помните чувства Гулливера, когда он проснулся на острове лилипутов? Я – вспомнил, и не только это. Я вспомнил кадры из фильма по новелле «Вождь краснокожих», когда толпа рыжих, веснушчатых хулиганов несла на плечах, гикая и завывая, связанного здорового борова – к костру! Сейчас происходило тоже самое, но не в кино и («О! Ужас!») со мной.
«Ребята! Вы – что?», «Зачем?», « Прекратите!».
«Нет, дяденька-солдат! Мы Вас захватили, сейчас сдадим «командующему» и получим призовое место!». Мне ничего не оставалось делать, как скрипеть зубами и ждать счастливого конца. И он наступил, когда меня, связанного, с радостными воплями и гиканьем опустили в пыль к сияющим сапогам «командующего патриотической игрой "Зарница» … подполковника «АвтуХа»!
«Боже мой!» - подумал я, отряхивая пыльную гимнастерку и дыша алкоголем в холеное лицо командира части. Его глаза, казалось, выкатились из орбит, словно он увидел перед собой самого генералиссимуса.
«Позор!» - воскликнул, наконец, дрожащим голосом, «АвтуХ»!
«Позор!» - эхом разнеслось поверх ушастых голов «диггеров-вождей краснокожих», и от грохота гласа этого веснушки, казалось, отпадывали от их побледневших щек, как и листья дерев, вырванных с отеческих ветвей мощным криком. Случилось страшное!
«Вы, ефрейтор, опозорили Советскую Армию!
Вас, ефрейтор, повязали пионэры!
Я Вас, ефрейтор, сгною на гауптической вахте!» - орал командир так бесславно осрамленной воинской части ракетных войск стратегического назначения.
Я готов был провалиться сквозь землю и не иначе, как в Америку - подальше от суровой Советской действительности. На каждый рык побагровевшего командира я мог только скороговорить: «Так точно, трищь подполковник!»… «Никак нет, трищь подполковник!» и хлопать ладошками себя по галифе, выполняя стойку «смирно» (словно из фильма «Кин-Дза-Дза»: « Кууу!»).

***
В тот же вечер перед строем воинской части, взирая исподлобья на мимику своих товарищей и командиров, я читал все те же: удивление, завидки, «ну, конечно, любимчик!», «так тебе и надо!», «хм…!» А позднее подполковник «АвтуХ» театрально-размашисто лезвием "Нева" срезал мои лычки ефрейтора, и под гробовое молчание я, без ремня и шнурков, без «прощания славянки», под конвоем, был отправлен на гауптическую вахту. А вслед мне смотрели холодные лягушачьи глаза, и было в них столько отвращения и ненависти, что и до сих пор я помню эти две точки, как сверла впивающиеся в спину мокрой гимнастерки!

***

На дембель я ушел самым последним, глубокой осенью, по традиции перед строем я целовал знамя части, но вслед мне так и смотрели холодные глаза подполковника, в мои глаза смотреть он не желал, да и я не смог бы выдержать этого взгляда «удава», он был неудовлетворен,…а я так и не прощен…до настоящих дней. (Сие написано было лет -этак 10 тому назад).
***
И, Да! Всех защитников с днем защитников!!!!
Subscribe

promo novouralsk_2014 april 8, 2019 14:16 7
Buy for 30 tokens
Вчера вернулись из Дидинского тоннеля. Там мы отмечали день рождения нашей Жени jennifer_hot Отмечать день рождения под землёй - это конечно затея людей не очень уравновешенных, если не сказать больше, но вряд ли кто ещё в нашем городе сможет похвастаться чем-то подобным. Сам же…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments