Вадим Аверьянов (zorkiysokol) wrote in novouralsk_2014,
Вадим Аверьянов
zorkiysokol
novouralsk_2014

Category:

6. По закону подлости /"Записки бывшего лекаря"/

Конечно же, не является секретом, что работа практикующего врача - это довольно-таки вредная для здоровья штука, требующая порой предельного и запредельного напряжения. Кое-чего в этом плане пришлось “хлебнуть” и мне. Правда я полностью отдаю себе отчет в том, что дна в этом деле я далеко не достиг. Но некоторые эпизоды моей врачебной карьеры навсегда отложились в памяти. Каждый медик знает, что порой случаются такие дежурства, такие дни, после которых еще долго приходится приходить в себя. Особенно часто это происходит в праздничные дни, или в чье-нибудь день рождения. На этот случай есть даже специальный закон - “закон подлости”. Вот о таком дежурстве в одной из многопрофильных клиник я и хочу вам рассказать.

Собрались мы как-то отметить в ночную смену день рождения медсестры приемного покоя. Как обычно от души постарались - закуски хорошей принесли и всего, что к ней прилагается, стол заранее накрыли. Но... Как и следовало ожидать - будьте любезны, не ждали? Ждали, ждали - конечно же, ждали.

В приемный покой зашел какой-то пьяный гражданин и доложил о том, что он водитель - “дальнобойщик”, и что кажется, его напарнику “заплохело”. Когда я заглянул в кабину КАМАЗа, то очень быстро понял, что хорошо напарнику уже никогда не будет (конечно, это смотря с какой стороны посмотреть) - он был мертв. Вызванная по этому поводу милиция и судмедэксперт приехали лишь под утро. А так как трогать ничего по правилам было нельзя, то мертвый водитель всю ночь провел в кабине, уткнувшись лицом в приборную доску.

Я в этот вечер был дежурным по терапевтическому отделению. По смене была передана больная в очень тяжелом состоянии. Она страдала сахарным диабетом, осложненным кетоацидозом. Уже сутки ее пытались вывести из комы. Пришлось каждый час контролировать уровень сахара в крови для коррекции проводимого интенсивного лечения, часто оценивать жизненные функции больной. Уже утром медсестра отделения позвонила мне в ординаторскую и сказала, что женщине стало лучше и она, несмотря на запрет, решила сама дойти до туалета, но в коридоре упала. Мы вдвоем с реаниматологом вскоре находились подле больной. Но к сожалению, ничего не помогло - она погибла. Ряд симптомов говорил о том, что причиной смерти была тромбоэмболия легочной артерии (что затем было и подтверждено на вскрытии). По закону парного случая смертельной стала самостоятельная дорога в туалет еще для одной пациентки (только что перенесшей обширный инфаркт миокарда). Простите за подробности, но для того, чтобы умереть ей достаточно было просто слегка потужиться, что видимо и имело место. Это, конечно, результат не только стеснительности и щепетильности некоторых больных, но и явных упущений при уходе за больными со стороны среднего медперсонала (нужно вовремя делать клизмы - это, если хотите, вопрос жизни и смерти).

А вечером, на обходе, одна пациентка, также страдающая тяжелой сердечной патологией, пожаловалась мне на то, что прошлую ночь ей никак не удавалось заснуть. Я, посмотрев листок назначений и увидев, что ей уже назначено снотворное, успокоил ее, повторив несколько раз: “Сегодня вы обязательно заснете, и даже очень крепко”. Под утро, испуганная медсестра сообщила мне, что никак не может разбудить одну из женщин, чтобы сделать ей укол. Через несколько минут стало ясно, что это та самая женщина, которая жаловалась на плохой сон и что все-таки она уснула, но уже навсегда. После этого случая у меня почему-то остался неприятнейший осадок. Хотя конечно, это бред, чисто не здоровое самобичевание, но от элемента какой-то нелепой связи я все-таки до сих пор не отделался. Получается, что как бы произошло перевыполнение благого пожелания, какая-то дьявольская издевка.

Той же ночью ухудшилось состояние еще одного больного сахарным диабетом. Когда я осматривал его, он, показывая на капельницу, которая стояла около него, спросил: “Доктор, мне лечащий врач днем сказала, что все системы мне отменили, а сегодня вечером вдруг опять...” В общем вскоре выяснилось, что медсестра, еще не зная больных в лицо (только что вышла из отпуска) перепутала их, и вместо одного поставила капельницу, куда входила 20-процентная глюкоза, другому. Это произошло примерно так: в одной палате, скажем, лежали Рожков и Лужков. И на вопрос: “Кто здесь Лужков?” “Я”, - откликнулся, ослышавшись Рожков. А тот, который Лужков, видимо, спал, и не откликнулся вообще. Так больному с тяжелым сахарным диабетом прокапали раствор глюкозы - ему только этого и не хватало. Слава Богу, все обошлось - больного спасли, в ситуации разобрались.

Самое смешное, что эта же горе-медсестра пыталась подложить в эту ночь мне еще одну “свинью”. Увидя у нее на лотке 20-миллилитровый шприц, заполненный лекарством лишь на один миллилитр, я удивившись спросил: “Что это ты набрала? Нельзя ли было использовать более маленький шприц?” Оказалось, что в шприце был строфантин (очень сильный кардиотоник). И что медсестра хотела, как и положено, развести его водой для инъекций, но воды не оказалось, и она решила ввести препарат внутривенно так как есть, без разведения, видимо, не догадываясь о тяжелых последствиях. Это должно было закончиться почти наверняка остановкой сердца или тяжелым срывом ритма. Когда медсестра вышла из палаты, женщина-врач, больная запущенной формой рака (строфантин предназначался ей, так как нужно было снять явления, появившейся в дополнение ко всему сердечной недостаточности) тихо сказала: “Пусть бы уж сделала так, может и к лучшему”, - я пролепетал в ответ что-то банально-оптимистичное.

В довершение ко всему мужик, страдающий алкогольным циррозом печени, где-то раздобыв горячительного и хорошо “приняв”, пошел мотаться по отделению, ища приключений на свою задницу. В конце концов он их нашел - и привязанный к кровати к утру кое-как угомонился.

А что касается празднования дня рождения, то в приемный покой мы периодически все же спускались, встречаясь там каждый раз в новом составе. Чаще других забегал хирург Сичкин, все время каждый раз произнося при этом одно и то же: “Ну, мне еще пятьдесят грамм, и я побежал”. Где-то в четыре утра он, подперев голову обеими руками, вздохнув произнес: “Я сегодня, ребята, все могу. Вот только бы мне больше не оперировать”. Все дружно с ним согласились. Вот такие бывают “интересные” ночки и денечки. Не дай, конечно, Бог, не приведи Господь.

Влад Аверьянов
/«Записки бывшего лекаря»/
Subscribe

  • Сегодня приехал, весь в пыли...

    Приехал я сегодня , весь в пыли... Вернее, не совсем в пыли, успел в бане помыться. Но в пыли точно был. И вдруг оказалось, что сегодня День…

  • пока она в ауте...

    И чего это меня не причастили к этой традиции дней котиков, спрашивается?! Я возмущена. И поэтому одним пятничным вечером, перед сном, моя…

  • Геракл в зелёных трусиках.

    Сегодня пришёл на работу. И услышал, что оказывается есть в России такие люди, которые считают, что нравственность наших детей страдает от…

promo novouralsk_2014 апрель 8, 2019 14:16 7
Buy for 30 tokens
Вчера вернулись из Дидинского тоннеля. Там мы отмечали день рождения нашей Жени jennifer_hot Отмечать день рождения под землёй - это конечно затея людей не очень уравновешенных, если не сказать больше, но вряд ли кто ещё в нашем городе сможет похвастаться чем-то подобным. Сам же…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments