Вадим Аверьянов (zorkiysokol) wrote in novouralsk_2014,
Вадим Аверьянов
zorkiysokol
novouralsk_2014

Categories:

Бог наградил любовью всех...

«Боже мой, что же мне делать! – с отчаянием подумал он. – Опять эти детские слезы на этом горячем лице… Она даже не подозревает всей силы моей любви к ней! Танечка, радость моя, не плачь, послушай: я приеду весной на все лето – поедем на шарабане в лес – помнишь, как мы ехали на шарабане до станции?». Это было в феврале страшного семнадцатого года. Он был в деревне последний раз в жизни». Это бунинская «Таня». И это любовь. А любовь – это… да разве скажешь словами?

Помню нашу послевоенную юность. Не было телевизоров, и выходили гулять на улицы и площади веселые студенты. «Усидишь ли дома в восемнадцать лет?». Юноши гуляли своими «мужскими» компаниями, девушки – «девичьими». Потом знакомились, и начались походы в кино, в театр, который тогда любили все: и школьники, и студенты, и домохозяйки, и рабочие, и интеллигенция. Ходили обязательно втроем: он, она и подружка. Без подружки первое время – ни-ни. «Возьмите билет и на мою подружку, хорошо?» - «Конечно, конечно». Смешно? Пуританство? А, может быть, прекрасно? Потому что, ах, как изумительно было это ожидание вечера, как долго думалось над прической, как долго выбиралось платье (из двух-трех скромненьких)! И воздух (весенний, летний, осенний, зимний) пах по-особенному – этот запах потом запоминался навсегда. А вокруг все пело, ликовало и было ярким и четким.

А потом этот полутемный зал в кино или театре… Робкое прикосновение плеча… Помните у Цветаевой: «И не краснеть удушливой волной, слегка соприкоснувшись рукавами»? А потом, после долгих недель прогулок, бесед, радости встреч, разговора, взглядов и улыбок – ладонь в ладонь во время спектакля или киносеанса… Это теплая, трепетная, бесценная ладонь, а через нее – все существо другого, любимого… «На поляне, возле скамейки, утонувшей в снегу, он отпускает ее руку и, только отпустив, чувствует, какое это было наслаждение: держать ее, как будто сосредоточившую в себе всю прелесть всего ее женского существа». Это опять Бунин («Метеор»). Неподражаемый бессмертный Бунин, которого сейчас у всех не хватает времени почитать. А зря. А помните это:

«И каждый вечер в час назначенный
(Иль это только снится мне?)
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Её упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука…».

Видите, мужчины, какая загадочная, таинственная и прекрасная дама предстала когда-то перед Блоком. Ищете ли вы такую даму в своей заполненной суетой жизни? Ведь теперь женская красота определяется сантиметрами. Если бы знал Лев Толстой, что лучистые глаза княжны Марьи и озаренное радостью лицо Наташи Ростовой станут когда-то ненужными атрибутами женской прелести, и что само слово «прелесть» в приложении к женщине забудется! Что в наше время, стараясь подчеркнуть своеобразие женщины, будут говорить не «она прелестна», а «она сексуальна» или что, еще хуже, «сексапильна». И что перестанут волновать мужчин пронзительные до боли бунинские строки из его «Натали»: «Нигде в мире нет тебе подобной. Когда я давеча смотрел на эту зеленую чесучу и на твои колени под нею, я чувствовал, что готов умереть за одно прикосновение к ней губами, только к ней… Потом ты со свечой в руке, твой траур и твоя непорочность в нем. Мне казалось, что святой стала та свеча у твоего лица».

Герои Бунина любят отнюдь не платонически, и рассказы писателя могут дать повод для упрека в излишнем эротизме. Однако они любят с такой искренностью и силой чувства, с такой пронзительной и щемящей жалостью перед неизбежным расставанием, что рискованные эротические подробности уходят куда-то на очень далекий план, и остается самое главное – большая и светлая любовь, где все свято. И преклонение перед женщиной, как перед святыней. И такие прекрасные женские портреты, где не данная Богом правильность черт главное, а та внутренняя неуловимая сущность, которая проявляется в выражении глаз, в прелести улыбки, в своеобразной изюминке милого женского существа.

«Она была бледна, - читаем мы в рассказе Бунина «Кавказ», - прекрасной бледностью любящей взволнованной женщины, голос у нее срывался, и то, как она, бросив куда попало зонтик, спешила поднять вуальку и обнять меня, потрясло жалостью и восторгом». А сейчас? Разве можно назвать любовью случайные встречи в наши дни, итог которых – постель и быстрое забывание друг друга навсегда? Какое они имеют отношение к любви? Невольно вспоминается поручик из бунинского рассказа «Солнечный удар». Встреча случайная, мимолетная. Но только на первый взгляд. У людей с богатым духовным миром ничего не проходит без следа. Совсем, видимо, не случайно выбрал поручик именно ЭТУ женщину. Оказалось, что ЭТА-то, которую «унес розовый пароход» и у которой он не удосужился узнать фамилию и адрес, даже город, где она живет, и была его единственной любовью. «Он помнил ее всю, со всеми ее малейшими особенностями. Помнил запах ее загара и холстинкового платья… живой, простой и веселый звук ее голоса… И что делать, как прожить этот бесконечный день, с этими воспоминаниями, с этой бесконечной мукой… Поручик сидел под навесом на палубе, чувствуя себя постаревшим на десять лет». Вот такая бывает она, любовь – горькая, больная и все-таки прекрасная.

А помнят ли наши женщины, что они должны быть святынями для мужчин? Не всегда и не все. Кто будет вставать на колени и целовать край одежды женщины подвыпившей, прокуренной, злой, жестокой? Кто обратится к ней со словами чеховского героя: «Милая моя Маша, ВЕЛИКОЛЕПНАЯ Маша…!» Вы слышите? Великолепная! Да за одно такое слово на край света пойдешь. Назовите так, мужчины, полюбившуюся вам женщину. Но вы давно не называете ее не только великолепной, но даже любимой. А ведь пела когда-то Клавдия Шульженко:

«Говорите мне о любви,
Говорите мне снова и снова.
Я без устали слушать готова
О любви!».

Вот и хочется порой женщинам в XIX век, туда, где чеховский герой говорил о своей любви в рассказе, который так и называется «О любви»: «Я видел женщину молодую, прекрасную, добрую, интеллигентную, обаятельную, женщину, какой я раньше никогда не встречал; и сразу же почувствовал в ней существо близкое, уже знакомое, точно это лицо, эти приветливые, умные глаза я видел уже когда-то в детстве, в альбоме, который лежал в комоде у моей матери… Ее взгляд, изящная, благородная рука, которую она подала мне, ее домашнее платье, прическа, голос, шаги всякий раз производили на меня впечатление чего-то нового, необыкновенного в моей жизни и важного».

Герои нашего времени, развращенные порнографическими фильмами и открытками, разучились любить. А любовь – это высший дар, ниспосланный человеку Богом. Особенно жаль совсем юных, которых миновала первая любовь, замененная очень ранним сексуальным опытом. А любовь зарождает духовная чистота. Её бережно выращивали романы XIX века, стихи Пушкина, Тютчева и Фета, непреходящая прелесть Наташи Ростовой и тургеневской Аси. Её нужно уметь ждать. Её нельзя вызвать по желанию. Она неожиданно приходит сама, «нечаянно нагрянет». Помните, как обрадовался ее мимолетному дуновению Печорин: «Я долго следил за нею взором, пока ее шляпка не скрылась за кустарниками и скалами. Сердце мое болезненно сжалось, как после первого расставания. О, как я обрадовался этому чувству! Уж не молодость ли со своими благотворными бурями хочет вернуться ко мне опять, или это только ее прощальный взгляд, последний подарок на память?..» А как ждал ее Пушкин!

«И может быть, на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной».

Я намеренно привожу цитаты из классической литературы, потому что мы забыли или почти забыли ее и очень редко к ней обращаемся. А кто лучше классиков знал психологию людей, кто мог лучше описать все нюансы любви прекрасной и чистой, о которой многие из нас не имеют представления? Кто лучше Чехова напомнит мужчинам о том, что они должны нести за женщину ответственность? Помните, в «Даме с собачкой»: «Плечи, на которых лежали его руки, были теплы и вздрагивали. Он почувствовал глубокое страдание, хотелось быть искренним, нежным… «Перестань, моя хорошая, - говорил он, - поплакала и будет… Теперь давай поговорим, что-нибудь придумаем…». И казалось, что еще немного – и решение будет найдено, и тогда начнется новая, прекрасная жизнь; и обоим было ясно, что до конца еще далеко-далеко и что самое сложное и трудное только еще начинается».

Любовь нельзя намеренно выбрасывать из сердца, с ней нельзя обращаться небрежно.

«Любя поймешь, что когда любовь спугнешь,
Даже в шутку, на минутку
Не воротишь, не вернешь».

Этот дар нам послал Бог, как великое счастье. Недаром поэт Николай Зиновьев писал:

«А Бог молчит. За тяжкий грех,
За то, что в Боге усомнились,
Он наказал любовью всех,
Чтоб в муках верить научились».

Бог наказал любовью… А может быть, все-таки наградил? Ведь недаром Александр Блок сказал, что «только  влюбленный имеет право называться человеком».

Есть такая истина: «Каждый мужчина любит самую прекрасную женщину». Помните, Дон Кихоту говорили: «Дульсинея – блудница, Дульсинея – грязная скотница!» - «Господа, - отвечал Дон Кихот. – Я вызываю вас на дуэль, потому что Дульсинея – самая прекрасная женщина в мире».

«С любимыми не расставайтесь,
Всей кровью прорастайте в них
И каждый раз навек прощайтесь,
Когда уходите на миг».

Храните свою любовь, взаимную или безответную, явную или тайную. Она – великое таинство, и никто лучше Чехова не сказал о том, как нужно ее трепетно беречь, как она священна и непостижима. Воистину мудры его слова в рассказе «О любви»: «…целуя ее лицо, плечи, руки, мокрые от слез, - о как мы были с ней несчастны! – я признался ей в своей любви, и со жгучей болью в сердце я понял, как ненужно, мелко и обманчиво было все то, что мешало нам любить. Я понял, что когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, от более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель…».
Галина Аверьянова
Subscribe

promo novouralsk_2014 april 8, 2019 14:16 8
Buy for 30 tokens
Вчера вернулись из Дидинского тоннеля. Там мы отмечали день рождения нашей Жени jennifer_hot Отмечать день рождения под землёй - это конечно затея людей не очень уравновешенных, если не сказать больше, но вряд ли кто ещё в нашем городе сможет похвастаться чем-то подобным. Сам же…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 18 comments